От 2-х лет химии до 8 лет колонии. Четверых бобруйчан осудили за поджог «Табакерки»

Четверым жителям Бобруйска, кроме поджога киоска с табачной продукцией, инкриминировали блокирование движения на железной дороге, повреждение автомобиля сотрудника милиции, нанесение полос красной краской на остановках с «Табакерками». На суде бобруйчане объясняли свои действия несогласием с ситуацией в стране. Прокурор отметила, что все четверо заслужили большие сроки наказания в качестве «науки для других». У троих обвиняемых дома остались несовершеннолетние дети.

От хулиганства до уничтожения имущества в особо крупном размере

Четверых жителей Бобруйска – Александра Назаровича, Александра Марьясова, Виталия Василевича и Александра Гаврилова – задержали 10 октября 2020 года, сразу после того, как они подожгли горючее устройство на крыше киоска «Табакерка». Как выяснилось во время суда, компания давно была «в разработке», их прослушивали, поэтому задержали «по горячим следам».

Суд в Бобруйске. Фото: Белсат

Гаврилова через трое суток отпустили под подписку о невыезде, приговор бобруйчанин ждал на свободе.

Суд начался 12 апреля. Дело рассматривала коллегия в составе судьи Дмитрия Кронжиевского и двух народных заседателей. На стороне гособвинения выступала старший помощник прокорура Бобруйска Наталья Лосева.

Александра Назаровича наказали восьмью годами в колонии усиленного режима, Александра Марьясова и Виталия Василевича – семью с половиной годами также в колонии усиленного режима.

У троих мужчин – почти одинаковый список статей: организация или участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок, осквернение или порча имущества, незаконное изготовление и хранение горючих веществ, хулиганство, покушение на преступление, порча или уничтожение имущества в особо крупном размере.

Гаврилова признали виновным в хулиганстве, осквернении сооружений, недонесении о преступлении – якобы он знал о поджоге «Табакерки», который планировали его друзья, но не сообщил об этом в милицию. Приговор – 2 года «химии» с направлением в исправительное учреждение.

Суд в Бобруйске. Фото: Белсат

«С целью дестабилизации обстановки в стране»

Согласно обвинению, ночью с 30 сентября на 1 октября 2020 года Назарович, Марьясов и Василевич на участке между железнодорожными станциями Мирадина-Татарка в Бобруйском районе подложили на рельсы заранее приготовленное ветошь, подожгли ее, чем вызвали экстренную остановку грузового поезда.

Ночью с 4 на 5 октября они же, но уже вместе с Александром Гавриловым, разрисовали красной краской киоски «Табакерка» на трех автобусных остановках в Бобруйске. Раскрашивал якобы Гаврилов, а остальные следили за обстановкой.

В ту же самую ночь Назарович вместе с Гавриловым подложили металлические углы под колеса автомобиля милиционера группы задержания Бобруйского департамента охраны Юрия Гордеева. Было испорчено одно колесо.

Почему за решеткой режут вены и глотают ложки? Объясняет бывший заключенный, который делал так многократно

Параллельно, по информации обвинения, начиная с сентября, бобруйчане готовили поджог «Табакерки», который совершили в ночь с 9 на 10 октября. В гараже Александра Назаровича заранее изготовили зажигательное устройство с часовым механизмом, которое разместили на крыше киоска, подожгли и уехали.

Помощник прокурора во время прений сторон говорила, что все эти преступления – тяжкие, были совершены с протеста и неуважения против власти, с целью дестабилизации обстановки в стране. Ради исправления самих обвиняемых и в качестве науки и предупреждения для других всех четверых нужно изолировать от общества, утверждала гособвинитель.

«Хотел выразить солидарность с задержанными на мирном митинге бобруйчанами»

Свою вину все четверо признали частично. Они не отрицали, что делали все то, в чем их обвинили, но не соглашались, что эти действия заслуживают такой серьезной квалификации.

В ходе судебного разбирательства выяснилось, что, согласно показаниям машинистов поезда, остановка не была экстренной, на безопасность движения инцидент не повлиял, поезд прибыл на станцию по расписанию, никакого вреда нанесено не было.

Суд в Бобруйске. Фото: Белсат

Ущерб за линии красного цвета на лайтбоксах «Табакерок» составил 8 рублей 67 копеек. Ее полностью погасил Александр Гаврилов, взявший на себя ответственность за раскрашивание. Мужчина утверждал, что его знакомые даже не знали о том, что он делает – он просто просил остановить машину, выходил, рисовал, никто ему не задавал вопросов, куда он выходит. На вопрос помощника прокурора, зачем он это делал, Гаврилов объяснил, что наносил полоски красного цвета, чтобы они напоминали бело-красно-белый флаг, и делал это, чтобы выразить солидарность с задержанными на мирных митингах бобруйчанами. Этой же причиной бобруйчанин объяснил подкладывание металлических углов под колеса машины милиционера.

«Как раз в тот день, 4 октября, в Бобруйске на мирном шествии были задержаны около 30 человек. Во время задержаний сотрудники милиции необоснованно применяли физическую силу в отношении простых людей. Я хотел выразить свой протест против этого», – объяснял Гаврилов.

Суд в Бобруйске. Фото: Белсат

Милиционер группы задержания Бобруйского департамента охраны Юрий Гордеев, собственник поврежденного автомобиля, говорил, что не имеет претензий к обвиняемым, и даже не требовал возмещения ущерба, хотя мужчины заплатили ему сто рублей. Также подчеркнул, что в разгонах митингов не участвовал. На строгом наказании Гордеев не настаивал.

«Табакерка» стала символом протеста»

Мужчины говорили на суде, что у них не было цели полностью уничтожать киоск. Они хотели просто его повредить. Специально выбирали киоск из антивандальных материалов, поджигали в сырую погоду, когда был сильный туман, чтобы пламя не перекинулось на сухую траву или соседние здания.

«Табакерка» стала символом протеста, – объяснял Александр Назарович действия компании. – Раньше на остановках было много киосков частного бизнеса, а потом их закрыли, и поставили эти «Табакерки». Мы захотели справедливости».

Возгорание было быстро ликвидировано, повреждение составило около 600 рублей. Эту сумму обвиняемые полностью возместили. Однако обвинение утверждало, что у бобруйчан было намерение на уничтожение киоска вместе с товаром – всего около 80 тысяч рублей, а это – покушение на уничтожение имущества в особо крупном размере.

Суд за поджог «Табакерки»: прокурор запросил для обвиняемых от 2 до 9 лет колонии

В поджоге не участвовал Александр Гаврилов. Но его обвинили в недонесении о преступлении. Гаврилов не согласился с обвинением. Он признал, что слышал разговоры о возможном поджоге, но ему не были точно известны ни место, ни дата. Поскольку эти разговоры были в тот вечер, когда мужчины пили вместе пиво, он не воспринял их всерьез, более того, пытался отказать друзей.

«Алиса», что поджечь?»

Еще на первом заседании обвиняемые рассказали, что после задержания их избивали.

«Били в ночь задержания. Руками и дубинками, бронежилетами, издевались часа четыре, – говорил Александр Марьясов. – Выбивали показания. Телесные повреждения задокументированы в больнице, куда меня отвезли после избиения сами же милиционеры».

Адвокат Марьясова потребовал реагирования суда на избиение подзащитного.

«Иначе как бесчеловечным насилие со стороны сотрудников милиции не назовешь, – говорил защитник. – Я жду соответствующих мер на это со стороны суда».

«Не думаю, что они настолько пострадали морально», – обвиненная в оскорблении милиционеров

Адвокат Александра Гаврилова обратил внимание суда, что его подзащитного невозможно судить за недонесение, так как у него не было полной и достоверной информации. Более того, и Назарович, Марьясов и Василевич до последнего момента не знали, что и когда будут поджигать.

«Как показали материалы следствия, в частности, прослушивание в гараже, ребята сами не знали, что поджигать, они спрашивали у голосового помощника «Яндекса» – «Алиса», что поджечь? – говорил адвокат. – Я тоже не согласен с уголовной статьей за полоски красного цвета на лайтбоксах. Во-первых, они были быстро смыты и никакого повреждения за собой не повлекли. Во-вторых, зайдите в любой лифт, подъезд – вы увидите уйму различных надписей и рисунков. За 24 года работы адвокатом я не видел ни одной «уголовки» за надписи в лифте».

Адвокат Гаврилова обратил внимание на положительную характеристику своего подзащитного, подчеркнул, что у Александра есть высшее образование, всю жизнь работает, воспитывает дочь 2011 года рождения. Несовершеннолетние дети также остались дома у Назаровича и Василевича.

В последнем слове мужчины просили прощения у родителей, выражали сожаление в своих действиях, просили суд не наказывать их строго.

«Это не суд, а судилище». Суды 17 мая

Анна Гончар/МВ belsat.eu

Новости