Приехал куратор из КГБ и сказал, чтобы меня убрали». Истории белорусов, которых уволили за политические взгляды

В последние месяцы все чаще стала появляться информация об увольнении из государственных учреждений и предприятий тех работников, кто поддерживает протесты. С ними не продлевают контрактов или просто увольняют, ссылаясь на сокращение штатов или засчитывая административный арест в прогулы. Belsat.eu собрал несколько историй политически мотивированных увольнений.

Мария Чистякова, работала тренером национальной команды по подводному спорту

Мария Чистякова. Фото: личный архив

Мария Чистякова 8 лет работала в ДОСААФ – это государственно-общественное объединение, которое курируется Совбезом. Между тем, на президентских выборах 2020 года женщина записалась в независимые наблюдатели. «Уже тогда нашему председателю начали звонить из КГБ. Я тогда взяла отпуск, но моему непосредственному руководителю начальство предъявляло претензии: мол, зачем нам эти проблемы?» – рассказывает она.

Мария была наблюдателем на избирательном участке, который находился в минской гимназии № 6, писала жалобы на нарушения. «Думаю, об этом сигналы на работу тоже шли», – добавляет она. Но проблемы у Марии начались позже: 12 ноября ее задержали в центре Минска.

«Я тогда поехала в Министерство спорта, чтобы отвезти документы. Этот был четверг, а по четвергам тогда на площади Независимости проводили акции протеста инвалиды. Но когда я приехала на площадь Независимости, то акции уже не было, люди разошлись. Я просто сидела на остановке, ждала автобуса № 100, чтобы вернуться на работу. Но тут подъезжает бусик, и меня задерживают», – рассказывает она.

Марию отвезли в Московский РУВД. Там женщине стало плохо, ее госпитализировали.

Заочно на Марию составили административный протокол по ст. 23.34 КоАП («Участие в несанкционированных массовых мероприятиях»). Суд так и не состоялся: через два месяца ей просто прислали постановление, что административное дело закрыто, так как истек срок рассмотрения протокола.

Однако из милиции на работу все равно прислали письмо, что тренер была задержана как участница несанкционированной акции, и теперь с ней нужно провести «профилактическую беседу».

«Меня вызвали к руководству и попытались со мной побеседовать. Но какая может быть профилактическая беседа? Я же ехала на общественном транспорте в министерство, я выполняла приказ своего начальника. Что я сделала не так? Нельзя поручение начальства выполнять или автобусами пользоваться? Поясните, и тогда я сделаю выводы. Короче, разговор не сложился. А председатель сказал: теперь я вам доверять не могу. Я же раньше, в принципе, не скрывала, на какой я стороне», – говорит она.

Мария Чистякова имела на руках документальное подтверждение того, что за 10 минут до задержания она передала рабочие документы в Министерство спорта

Марии не продлили контракта без объяснения причин. «Ко мне не было претензий по работе. У меня ведь очень много грамот. Мои спортсмены, за которых я отвечаю, медали получали, награды. Интересно, что каждый год ДОСААФ награждает лучшего тренера и лучшего спортсмена – и тренер, и спортсмен в прошлом году были из моего вида спорта. А главного тренера команды при этом уволили», – констатирует она.

Кирилл Бурдюк, работал экономистом в отделе снабжения МТЗ

Кирилл Бурдюк. Фото: личный архив

Кирилла задержали 10 января 2021 года за участие в дворовом марше возле Партизанского проспекта. Составили сразу два протокола: 23.34 («Участие в несанкционированном массовом мероприятии») и 23.4 («Неповиновение милиции») КоАП. На следующий день в суде Заводского района судья Елена Капцевич наказала его 8 сутками административного ареста, которые он частично отбывал в изоляторе на Окрестина, а частично – в Жодинской тюрьме.

«19 января я вышел на работу. Проработал месяц, и 18 февраля меня уволили. Весь этот месяц на меня пытались давить: уходи по собственному желанию, тебе работать все равно не дадут. Я отказался. 18 февраля позвонили из отдела кадров – сказали, приди, распишись и забери трудовую книжку».

Кирилла уволили с формулировкой «прогул по неуважительной причине» – именно так расценило руководство отбытие административного ареста. «Но ведь я принес оправдательные документы, это не может считаться прогулом», – подчеркнул он. Ранее никаких взысканий на работе у Кирилла не было. Всего он отработал на МТЗ три года.

Кирилл активно участвовал в общественной жизни с прошлой весны.

«Руководство знало мою позицию, я этого не скрывал. Заходили издалека: мол, лучше во всем этом не участвовать, чтобы не было проблем. Но раньше в открытую не угрожали», – говорит он.

Нина Скрипец, работала инженером по испытаниям на Витебском заводе «Визас»

Нина Скрипец. Фото: личный архив

Нина Скрипец была задержана 27 января. Тогда во время «хапуна» в витебском микрорайоне Тарный милиционеры задержали 13 человек – их обвинили в несанкционированном массовом мероприятии.

Через три дня судили. Как отмечали правозащитники, тот процесс войдет в историю белорусского судопроизводства. Дела 13 человек объединили в одно и рассматривали на выездном судебном заседании в здании Первомайского РОВД Витебска. Суд, который начался в 15 часов, тянулся до полуночи. Несколько раз судья Вероника Борисова объявляла перерыв, так как людям делалось плохо, и они просили вызвать скорую помощь. Часть задержанных наказали административным арестом, часть – штрафами. Нину Скрипец оштрафовали на 50 базовых величин (1450 рублей).

Наказания по административному «делу тринадцати»

1 февраля Нина вышла на работу. Сначала к ней претензий не было: «Все спокойно, нормально восприняли. Никаких разговоров об увольнении не было. Все знали о моих взглядах, и задерживали меня не в первый раз».

«В понедельник-вторник все было нормально. А в среду, когда я уже ушла домой, на предприятие приехал наш куратор из КГБ. Как мне потом рассказали в отделе кадров, он пришел к руководству и сказал, чтобы меня убрали с завода», – говорит Нина.

Официально ее увольнение объяснили сокращением штатов. При этом руководство ссылалось на приказ от 1 февраля, хотя 1-3 февраля Нина ходила на работу как обычно, и никто ей об увольнении не говорил.

Уведомление об увольнении Нины Скрипец

В документе также отмечалось, что Нине предлагается перевод на другую должность. Однако, во-первых, ей предложили должность с понижением. Во-вторых, должность должна была оставаться свободной только до мая, когда человек выйдет из декретного отпуска. В-третьих, непосредственным начальником Нины должен был стать ее муж, который также работает на предприятии. Однако такого подчинения на работе близких родственников в принципе быть не должно. Поэтому от перевода Нина отказалась.

Нина Скрипец. Фото: личный архив

Нину задерживали и в октябре. Тогда на завод пришло письмо из прокуратуры, по которому руководство должно было провести с работницей профилактическую беседу. Формальный разговор состоялся, этим все и ограничилось.

Уже после увольнения женщину снова задержали – 25 марта, на День Воли, ее почти 9 часов продержали в милиции.

Александра (имя изменено из соображений безопасности), работала юристом в администрации одного из учреждений здравоохранения в Минске

Летом-осенью Александра участвовала в акциях протеста, но тогда ее не задерживали. Руководство обратило внимание на политические взгляды Александры после того, как она написала на работе заявление о выходе за профкома:

«Это было еще в сентябре. Когда мы разговаривали с главным врачом, почему я вышла из профкома, она мне говорила напрямую: думай о детях. Ты что, не хочешь здесь работать?»

Александра восприняла этот разговор как угрозу. По словам женщины, сначала ее лишили надбавки к зарплате, а контракт, который кончался в феврале, просто не продлили. В конце декабря ей положили уведомление на стол.

«Я пошла к главному врачу. Я была в шоке. Почему мне лично не сказали, почему не объяснили? Я считаю, что такие вещи как-то надо обосновывать, а не просто бросать уведомление».

Главный врач объяснила увольнение тем, что в ведомстве происходят кадровые сокращения.

«Но обычно в случаях сокращений людям или дают компенсацию, или дают дополнительную подработку на половину ставки, чтобы человек не терял зарплаты. Почему же вы просто дождались завершения моего контракта? Но она сказала: Я главный врач, я имею право».

Мужа Александры в конце сентября арестовали за участие протестах и осудили на 4 года лишения свободы.

«С сентября я одна с двумя детьми, а с февраля еще и без работы», – констатирует женщина.

После критического сообщения в Facebook уволили главного инфекциониста Минска

ИИ/АА belsat.eu

Новости