«Мама, я выдержу. Ты, главное, не плачь». Разговор с семьей политзаключенного Артема Хващевского

Артем Хващевский с 2011 года живет в Польше – уехал по программе Калиновского с другом Артемом Савчуком. Друзей вместе задержали на Площади-2010, они отсидели на Окрестина, потом их исключили из университетов, и они эмигрировали. В прошлом году вместе приехали в Минск на свадьбу одноклассника. 17 августа друзей задержали по подозрению в организации массовых беспорядков. Артема Савчука осудили на четыре года колонии строгого режима, Артема Хващевского – на год общего режима – его в начале февраля перевели в Жодино.

«А тем вечером он не пришел»

Артем Хващевский – бывший футбольный тренер. Молодой человек с юности увлекался футболом. Много лет играл в любительском клубе «Минск космос», потом в классе «В» В Польше. Поступил в Академию физического воспитания во Вроцлаве (AWF Wroclaw), параллельно работал тренером в молодежном футбольном клубе (Akademia Piłkarska Olompic и Polish Soccer’S Skills). Из-за травмы отошел от тренерской работы и занялся координацией записей матчей и их анализом для польской сборной и Экстракласса в фирме «InStat Football».

29 декабря Артему исполнился 31 год – день рождения минчанину пришлось отмечать в СИЗО на Володарке.

В Минск Артем Хващевский приехал вместе с другом Артемом Савчуком 8 августа.

«Он никуда не лез, не принимал участия, помогал мне в домашних делах, работал удаленно, – отметила во время разговора с нами мать Артема Жанна Хващевская. – Мы с ним на выборы вместе сходили, потом он еще вечером выходил результатов ждать. Следующие дни вечерами ходил гулять – он молодой, не со мной же ему сидеть».

По словам Жанны, Артем всегда писал смс-сообщения или звонил, чтобы сообщить, где он и что все хорошо.

«Самое позднее – в час ночи приходил, – говорит Жанна. – А тем вечером- 17 августа, не пришел. Телефон не отвечал».

«Звонили повсюду – нигде не было о нем информации»

Женщина заявила о пропаже сына в милицию. По ее словам, домой к ним приехала следственная группа, составили протокол об исчезновении.

«Его друзья повсюду звонили – в больницы, морги, я не могла, плакала. Нигде не было информации о нем», – вспоминает Жанна. Только в 15:30 в следующий день, 18 августа, женщине позвонил следователь и сказал, что молодой человек на Окрестина. Еще через несколько дней его перевели в СИЗО на Володарского.

Сначала молодого человека обвинили по ч. 1 ст. 293 Уголовного кодекса Беларуси – организация массовых беспорядков. Якобы Артем Хващевский принимал участие в блокировании улицы Притыцкого 10 августа, призвал к активным действиям.

Станция метро «Пушкинская», Минск, Беларусь. 10 августа 2020 года. Фото: АВ / Vot Tak TV / Белсат

Почти в самый последний момент перед судом статью изменили на 342 – участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок. 15 января после нескольких заседаний суд Фрунзенского района Минска огласил приговор – год в колонии общего режима. Именно столько запросила государственный обвинитель, помощник прокурора Алина Касьянчик.

Кроме того, в отдельное гражданское судопроизводство вынесли намерение определиться с компенсацией иска от «Минсктранса» касательно ущерба за блокирование дорог на сумму почти 23 тысячи рублей.

Адвокат Артема подал на приговор апелляционную жалобу – рассмотрение состоится в Минском городском суде 9 апреля.

После перевода в Жодино от Артема не было ни одного письма

Пока Артем Хващевский оставался на Володарке, на условия он не жаловался, говорит его мать. От молодого человека регулярно приходили письма, если не считать перерыва в конце декабря–началом января. Ему можно было без помех приносить передачи. Дважды разрешили встречу – после окончания следствия и оглашения приговора.

«Там же все прослушивается, поэтому мы разговаривали об общих бытовых делах, он спрашивал, как у кого из семьи дела, – рассказывает Жанна о встрече. – О себе сказал только: «Мама, я выдержу. Главное, ты не плачь». И я вижу, что держится».

Артем Хващевский. Фото из семейного архива героя публикации

В начале февраля Артема неожиданно перевели в следственную тюрьму в Жодино. Мать молодого человека из-за этого очень переживает. Причин перевода она не знает. Долгое время после перевода от Артема не было никаких известий – только в начале марта мать получила письмо.

«Я от многих слышала, что в Жодино – совсем ужас, – говорит мать политзаключенного. – Я пыталась попасть на встречу, но мне не разрешили – сказали, что только после рассмотрения апелляции. Адвокат тоже пока не ездил. Артем пишет, что все хорошо, держится. А другого он мне и не напишет».

Спустя десять лет снова задержали вместе с лучшим другом

Артем Хващевский не впервые столкнулся с системой Беларуси и несправедливым решением суда – хотя прежнее было намного мягче. В декабре 2010 года Артема за участие в протестах на Площади покарали 15 сутками ареста. Его другу Артему Савчуку, вместе с которым задержали Хващевского, дали 12 суток. После «отсидки» обоих друзей исключили из вуза: Савчука – из БНТУ, Хващевского – с третьего курса Минского института управления. Вместе друзья поехали в Польшу по программе Калиновского. Только Савчук – в Краков, а Хващевский – во Вроцлав. Там окончил Академию спорта.

Политзаключенного Артема Савчука приговорили к четырем годам колонии за то, что передвинул коляски от магазина к дороге

Работал футбольным тренером, но из-за травмы был вынужден сменить работу – сейчас анализирует футбольные матчи, работает как координатор. В начале 2020-го женился на польке. Она до сих пор не смогла приехать в Беларусь, потому что должна была бы отсиживать карантин сначала в Минске, потом – во Вроцлаве после возвращения из Беларуси. Работодатель не готов предложить девушке столь долгий отпуск.

Во время занятий футболом в Польше. Фото из семейного архива героя публикации

Мать Артема Хващевского отмечает, что сын всегда был неравнодушным к тому, что происходило в политической жизни страны. В 2010 году стал наблюдателем на выборах.

К родителям и старшему брату, который живет в Беларуси, Артем приезжал раз или дважды в год. Мать тоже ездила в гости к сыну. Жанне нравится в Польше, и она бы, возможно, переехала туда ближе к сыну, но в Беларуси ее держит опекунство над двоюродным братом Артема, у которого есть инвалидность. Кроме того, в свои 58 лет мать политзаключенного продолжает работать бухгалтером на заводе.

«Польша стала домом, а на родине – страшно»

Мать политзаключенного говорит, что, когда он уезжал в Польшу десять лет назад, ей было страшно, а теперь женщина ждет, чтобы сын быстрее вышел на свободу и уехал, потому что там нашел дом, а страшно – на родине.

«Когда Артему было 20 лет, мне было трудно принять его отъезд – я все думала, как он будет в чужой стране, без знания языка, – говорит Жанна. – Но прошло время, и сейчас там его дом. Хотя и он, и бабушка его любили повторять: «Где родился, там и пригодился». Но оказалось, что этому государству он не нужен».

Высказывать свое мнение о том, что происходит в Беларуси последние полгода, Жанна Хващевская не решается:

«Я не хочу ничего комментировать. Все настолько страшно, все так сильно перепуганы сейчас, что я не знаю ни что думать, ни что говорить. Я хочу просто, чтобы сын вышел и уехал туда, где безопасно».

Артем вместе с женой Катажиной. Фото из семейного архива героя публикации

В Польше Артема ждет жена Катажина – молодые люди поженились в прошлом году. 1 февраля была первая годовщина свадьбы. Девушка рассказала, что в свободное от работы время Артем любит путешествовать, а еще – хорошую еду, играть в покер, встречаться с друзьями и свою кошку.

«Артем – очень открытый и общительный человек, – говорит Катажина о своем муже. – Он всегда готов к знакомству с новыми людьми, вещами, местами, всегда улыбается, готов помочь».

«Страдания людей не должны быть забыты – они должны привести к переменам»

Катажина очень скучает по мужу, общаться с ним может только через письма. Сначала она присылала их родителям Артема, а уж они – сыну.

«А потом появилась страница письмо.бел, и я сама через нее начала высылать письма и открытки, – рассказывает девушка. – Я писала еженедельно, но многое от меня долго до него не доходило, потому он писал родителям и знакомым, чтобы они попросили меня писать ему. Знаю также, что он не получил наших открыток ни на день рождения, ни на Новый год. Я здесь, в Польше, получила от него четыре письма. При этом с начала февраля не было ничего. Тяжело, когда ты высылаешь письмо, и никогда не знаешь – получит он его или нет».

Артем Хващевский (справа) вместе с двоюродным братом (в центре). Фото из семейного архива героя публикации

Катажина считает арест и приговор Артему Хващевскому, как и его другу Артему Савчуку, несправедливыми.

«Они хотели помочь людям, у которых испортился автомобиль, и попали в тюрьму, – говорит девушка. – И такая же ситуация у многих других белорусов, которых бросили за решетку ни за что. На них вешают вещи, которых они не делали, или переворачивают ситуацию так, как на самом деле не было».

Катажина следит за тем, что творится в Беларуси, и говорит, что ситуация выглядит тяжелой и что перемены очень нужны.

«То, что случилось в Беларуси в августе, должно было случиться, – говорит наша собеседница. – Было очевидно, что общество хочет изменений, идти вперед, но не может этого сделать при нынешних властях. Столько людей пострадало, было осуждено ни за что. Это все не должно быть забытым, напрасным, оно должно привести к переменам, за которые борются белорусы».

«Что было бы с Беларусью, если бы мы не тратили время невиновных на тюрьмы?» Надежда Знак ждет мужа на свободе с шампанским

«Мечтаем вернуться домой». Муж политзаключенной Ирины Счастной – о бегстве с сыном из Беларуси и жизни в Киеве

«Вши? Вас в камере много, сами их давите». Ян Солонович – о 86 днях на Окрестина

Анна Гончар/ИР belsat.eu

Новости