Зачем Лукашенко посол США в Беларуси? Интервью с Франаком Вячоркой

Режим Лукашенко падет в этом году, заявил Франак Вячорка. В чем суть плана победы демократических сил? Остается ли Россия надежным союзником Лукашенко? Что будет если незаконный президент закрутит гайки слишком сильно? Есть ли у беларусской революции путь назад? Если посол США Джули Фишер доедет в Беларусь, то какой будет ее тактика? Интервью Алины Ковшик с советником Светланы Тихановской по международным делам

7 февраля во всем мире будет отмечаться Международный День солидарности с Беларусью. Его объявила национальный лидер Светлана Тихановская. Это беспрецедентная по масштабу акция в нашей истории. Каклвы ее цели, и на кого она направлена? Я задаю вопрос Франеку Вячорке, советнику Светланы Тихановской по вопросам внешней политики. Международный День солидарности с Беларусью – никогда в истории такого не было. Для кого этот день и что он означает?

На самом деле это было – 20 сентября, именно в те дни, когда все мировые медиа посвящали первые страницы [изданий], первые минуты [эфиров] Беларуси. Но это было спонтанно и неофициально. Различные политики, диаспоры, организации сами взяли на себя ответственность. А теперь, через шесть месяцев после выборов, мы решили сделать это более организованно, посмотреть, какие известные люди могли бы присоединиться. Присоединить тех, кого называют сетевыми инфлюенсорами. Чтобы каждый сказал, что он с Беларусью и поддерживает тех, кто сидит, кто борется. Чтобы вернуть Беларусь на повестку дня.

Блогер Павел Спирин получил 4,5 года колонии

То есть акция больше направлена на мировое сообщество?

Прежде всего. Если человек присоединяется к чему-то и берет обязательства, то он, как правило, их выполняет. В конференции 6 февраля, накануне Дня солидарности, примут участие руководители Европарламента, Госдепартамента США, лидеры российских демократических сил, представители мирового сообщества, симпатизирующие Беларуси. Почему это важно, почему эта поддержка важна тем людям, которые в Беларуси? Потому что люди, которые присоединятся ко Дню солидарности, будут поддерживать белорусскую тему, бороться за санкции против режима, жертвовать свои деньги на поддержание рабочего движения. Это все взаимосвязано. Сейчас в Беларуси идет своего рода «окопная война». Мы в окопах – и Лукашенко в окопах. Внешние факторы имеют очень большое значение. Слава богу, у нас невероятный альянс союзников.

«Вы понимаете, что это война?» Как на гродненских предприятиях провалился сбор подписей против санкций

Франек, а как простые люди, обычные граждане могут присоединиться к этой конференции? Или она только для топовых, виповых персон?

К конференции 6 февраля может присоединиться каждый. Будет часть по-английски, часть по-белорусски. Панельная дискуссия – как мир может помочь Беларуси – с участием Павла Латушко, руководства Европарламента, некоторых других чиновников. Будет открытие народных посольств, а также – две награды людям, которые внесли огромный вклад в пользу беларусского дела. Эту информацию можно найти в «Фейсбуке», она будет на каналах Светланы Тихановской. Обязательно присоединяйтесь. Также в эти дни будут проходить традиционные акции по всей Беларуси. Скажем так, это солидарность с солидарностью. Дворовые марши, которые организовывают в Беларуси наши коллеги, они также отмечают шесть месяцев нашей борьбы.

Что касается шести месяцев борьбы. Какие есть результаты? Если подвести черту: давайте назовем пять главных выводов штаба Светланы Тихановской за эти шесть месяцев борьбы?

Нам удалось мобилизовать общество. Мы намного ближе к демократии, чем когда бы это ни было. У нас отличная сеть дипломатических контактов: люди, политики, государства, которые готовы помогать. У нас сильное гражданское общество, которое образовалось не благодаря властям, а вопреки им: это и местное сообщество, и рабочее движение, какие-то общественные инициативы. У нас есть четкое видение, куда мы идем и зачем. Сейчас мы видим перемены не где-то в абстрактной перспективе, а в этом году. Я думаю, что в этом году мы уже будем свидетелями падения режима и проведения новых выборов. В конце концов, у нас есть единство. Наконец белорусский народ объединился против узурпатора. Я думаю, что ни у кого нет сомнений, что Лукашенко эти выборы проиграл.

Лукашенко умеет бежать между каплями дождя, а Кремль хочет победы

Но ситуация на самом деле не такая розовая. Все-таки наблюдается определенный, временный или нет, спад протестов. Мы видим, что Москва так и не пошла на контакт со штабом Светланы Тихановской или с другими представителями демократических сил в Беларуси. Мы видим, что в Кремле также поддерживают Лукашенко, а Лукашенко себя ведет, как будто бы ничего не случилось. И вот на фоне всего этого вы объявляете, что имеете план победы. Какой это план? Сможете справиться? Какая помощь вам нужна? Кто вам может помочь?

План победы (он же стратегия) в целом не менялся с августа. Он состоит из определенных этапов: принудить режим к уступкам, которые ведут к переговорам, к диалогу, а переговоры ведут к новым выборам. Сценариев от одного этапа к другому может быть очень много. Факторов, влияющих на ситуацию, тоже очень много, поэтому точной пошаговой инструкции – что делать, как действовать – не будет. Но очень важно, чтобы каждый, кто хочет перемен, знал, куда он может прийти и присоединиться. Тот, кто может вывешивать флаги, ходить на акции – делает это. Тот, кто может за границей в диаспоре работать на благо белорусов, Беларуси, проводить акции солидарности – делает это. Профессиональные политики, бывшие силовики также знают, где можно применить их знания и опыт. Это и есть наш план победы: оценить ресурсы, мобилизовать их в правильном направлении, ударить по нашему врагу и провести новые выборы. Я думаю, что всем сейчас тяжело, все находятся в апатии, в депрессии, каждый день забирают наших людей. У меня, вот я считаю, почти восемьдесят моих знакомых и друзей сидят в тюрьмах, в том числе два ближайших друга, в сложных нечеловеческих условиях. Каждый день забирают кого-то из моих знакомых во дворах, приходят домой, конфискуют технику, потом компрометируют по телевидению. Это действительно сложно пережить каждому по отдельности. Но после зимы всегда наступает весна. Мы сделали такую большую работу, такой большой скачок к переменам, что сейчас уже назад дороги нет. Поэтому нужно собрать силы в кулак. Нельзя впадать в апатию, нужно довести дело до конца. Мы не можем позволить тем людям, которые попали в тюрьмы, сидеть там долго, не можем разложить план победы на несколько лет вперед. Мы должны мобилизоваться и сделать так, чтобы невиновные вышли, а Беларусь получила то, чего заслуживает: свободные выборы.

Как отреагирует Лукашенко на заявление Медведева о единой валюте России и Беларуси?

Действительно, да. За последнее время у вас появились какие-то контакты с представителями режима или что-то такое, что могло бы дать хоть какую-то надежду, что можно с ними разговаривать?

У нас постоянно есть сигналы со стороны силовиков режима в виде информации, которую они поставляют. Они рассказывают о настроениях внутри, передают сливы, которые в основном публикует «ByPol». Мы видим, как ведет себя Лукашенко и пропаганда. Они сейчас начали уже волноваться, потому что в России ситуация закрутилась, и Россия перестала быть таким надежным союзником, как раньше казалось. Лукашенко начинает смотреть на Китай. Это все говорит о том, что они действительно не чувствуют себя уверенно. Если с нашей стороны есть определенная деморализация, усталость, то с другой стороны – и подавно. Им тоже очень тяжело, они не знают, как пережить экономический кризис, давление. Они готовятся к новой волне протестов, но мотивации и энергии заниматься этим у них уже не осталось. В конце концов у нас действительно есть контакты. Мы видим тех, кто переходит на нашу сторону, пока что скрыто. Их не так много. Речь о единицах, десятках людей. Но как только начнутся перемены, массовые выступления, как только мы снова соберем марш свободы, как 16 августа, то их станет намного больше, потому что именно важные события мобилизуют людей на такие поступки, на переход. А уличная протестная активность – самый сильный триггер, который сработает. Если мы сумеем собрать весной такие же марши, как были осенью, то система не доживет до лета.

Лукашенко боится силовиков. Возможен ли дворцовый переворот?

Белорусы сильно мотивированы. Но тем не менее, система работает в противоположном направлении, к контрреволюции. Они пытаются применить к беларусам тотальное запугивание, страх. Как ты говоришь, приходят, забирают технику. Мы ежедневно сообщаем о реальном конвейере репрессий. То есть власти очень сильно готовятся, чтобы провести подготовку, зачистку территории, особенно среди журналистов, среди активистов, выдавливают их из страны, сажают в тюрьмы. Не будет ли так, что Беларусь вдруг останется без лидеров?

Они пытаются выжечь поле, стерилизовать гражданское общество, погасить все потенциальные очаги сопротивления и медийной работы. Именно поэтому они бьют по TUT.by, «Белсату», «Радио Свобода», судят девушек-журналисток, не выпускают Игоря Лосика. Ведь это то, что может спровоцировать последующую мобилизацию общества. Они любого активного человека, кто делает что-то в Беларуси, как, например, Павла Белоуса с его магазином Symbal.by, будут пугать, брать на крючок, шантажировать. Нужно быть к этому готовыми. Но постоянно закручивать гайки и держать страну в страхе не получится. Обычно такие системы, у которых гайки закручены до конца, могут начать валиться от любой пушинки. Поэтому это и будет тот критический триггер, с которого начнется развал режима. Они понимают, что нужно закручивать гайки, чтобы уберечься от краткосрочных рисков, но они не понимают, что в долгосрочной перспективе напряжение гаек ударит по ним самим.

«Такие действия не должны наказываться ни в одной стране мира». «Белсат» требует освободить Екатерину Андрееву и Дарью Чульцову

Франек, мы знаем, что назначенный посол США в Беларуси Джулия Фишер готовится к визиту в нашу страну. Можешь ли рассказать, как идет сотрудничество с Соединенными Штатами Америки?

Сотрудничество с Соединенными Штатами Америки идет каждый день: контакты с Сенатом, с Палатой представителей, с представителями Белого дома и Госдепартамента. Интересно, что смена администрации никоим образом не повлияла на эти контакты, наоборот, усилила их. У нас много союзников в новом руководстве, на самом высоком уровне. Многие из чиновников Белого дома даже имеют беларусские корни. Поэтому мы обсуждаем несколько направлений. Первое: мы обсуждаем, как сделать Акт о демократии более эффективным. Второе – как реализовать финансовую, техническую поддержку Беларуси, чтобы помощь достигла тех, кто борется в Беларуси и страдает от режима. Мы говорим о каком-то плане Маршалла, проекте реформ, инвестиционных проектах, которые могли бы вдохновить, мобилизовать и продолжить или поддержать бизнес сейчас в Беларуси. Безусловно, мы говорим о дипломатическом давлении. Здесь у Джулии Фишер есть сложная задача. Очень важно, чтобы США не легитимизировали Лукашенко, но имели все возможные рычаги давления на него.

Светлана Тихановская встретилась с послом США в Беларуси Джули Фишер

А как это сделать, Франек? Если госпожа Фишер приедет в Минск, она будет вынуждена общаться с представителями властей, передать верительные грамоты Лукашенко. Или вы обсуждали, как может работать посол в таких условиях тотального террора и нелегитимной власти, как сейчас в Беларуси?

В теории в дипломатической практике посол может работать в стране, вручив копии верительных грамот министру иностранных дел, и до вручения главе государства выполнять свои обязанности. Но в Беларуси не работают ни дипломатические практики, ни законы. Поэтому не факт, что если Джулия Фишер откажется вручать верительные грамоты, ей позволят даже пересечь границу, приехать в Беларусь. Но есть опыт французского посла, который несколько месяцев назад вручил верительные грамоты министру Макею, но не вручал их Лукашенко, и продолжает работать в Беларуси. Это тот случай, когда нужна дипломатическая хитрость, гибкость. Возможно, это сработало с французским послом, но не сработает с американским. Власти будут делать все возможное, чтобы любую попытку дипломатических контактов выдать за легитимацию режима.

Именно так. Главный интерес Лукашенко в приезде посла – это легитимация режима или что-то еще?

Для Лукашенко это только легитимация режима, признание. Возможно, это способ передать какие-то мессиджи, инструмент для организации торговли. Лукашенко – гений торговли политзаключенными. Он может продавать Тихановского, Бабарику отдельно от Лосика и Чульцовой. Может одних продать за санкции, других – за звонок Байдена. Лукашенко будет манипулировать, играть, спекулировать, будет многое обещать, а взамен требовать абсолютно несоизмеримую компенсацию. Будем очень внимательны: если говорить об освобождении политзаключенных, то только «одним пакетом». Ведь сейчас нам уже предлагают: освободить одних, других оставить. Так нельзя! Все политзаключенные должны быть освобождены. Это должно быть предпосылкой диалога, а не наоборот.

Беларусь – приоритет для США по новой стратегии

Послом Беларуси в США был назначен Олег Кравченко, который неожиданно скончался в конце года. Известно ли что-то о ответном жесте Беларуси, есть ли какая-то персона?

Насколько я знаю, они еще не назначали и не обсуждали посла. В МИД – кадровый кризис, многие дипломаты ушли со службы после августовских событий. Им физически нет времени этим заниматься. Макей отчасти отодвинут на вторые роли. Раньше он всегда был на боевой линии, отбеливал режим, теперь оказался ненужным. У администрации президента другие приоритеты: как задушить, посадить, запугать. Интеллигенты-интеллектуалы вроде Макея там сейчас не нужны. Если Беларусь даже не пошлет туда посла, возможно, назначит временного поверенного.

Сейчас именно временный поверенный работает в Штатах.

Да. Они могут продолжать работу в той же конфигурации. Также они присматриваются к Джулии Фишер, к ее поведению. По моим ощущениям, в США нет иллюзий относительно Лукашенко. Заигрывать с ним, играть по его правилам в его игре никто не собирается.

Коллаж с фото: Mikhail Klimentyev, Valery Sharifulin / TASS / Forum

Интервью показали в программе «ПроСвет»

Новости