Президент Эстонии: Cанкции – пожалуй, лишь несколько процентов от тех трудностей, с которыми белорусы сталкиваются сегодня

Алина Ковшик побеседовала с президентом Эстонии Керсти Кальюлайд о ситуации в Беларуси и санкциях.

Госпожа президент, искренне благодарю, что Вы согласились на интервью, это большая честь для нас.

Я тоже рада с вами побеседовать. Думаю, сегодня был очень трогательный день для всех эстонцев, которые испытывают чувство сильного единства с белорусским народом.

Для нас это тоже был особый день, так как столько внимания было уделено белорусским вопросам с вашей стороны. Почему Беларусь настолько важна для эстонцев?

Моя бабушка провела 9 лет в сталинском ГУЛАГе. Половина моей семьи была изгнана из Эстонии и никогда уже не вернулась. Такая история есть у каждой семьи. И эта история угнетения, тяжелого времени, смерти, траура и нищеты – наша общая. Мы сумели сбежать через узкое окно возможностей, которое открылось в 1990-е, теперь мы члены Европейского Союза и НАТО. И для нас было бы абсолютно неприемлемо с моральной точки зрения, образно говоря, закрыть дверь автобуса и уехать, забыв о тех, кто не сумел воспользоваться этой возможностью и сейчас делает все, чтобы компенсировать потерянное время. Как я уже подчеркивала, и неоднократно, мы всегда думали, что независимость означает свободу, но мы поняли, что, к сожалению, это не так.

Президент Эстонии Керсти Кальюлайд и Светлана Тихановская. Фото: Белсат

Белорусы поняли, что за свободу нужно бороться, что эта борьба может быть довольно продолжительной. Сегодня вы много говорили о санкциях. Что может сделать Эстония, чтобы ускорить введение серьезных санкций в ЕС? Как мы видим, последние действия Брюсселя отнюдь не такие решительные, как хотели бы белорусы.

Это действительно так. Люди в Западной Европе очень часто не понимают, что значит жить при тоталитарном режиме. Например, когда я призвала закрыть границы, также и наземные, они сказали, что тогда белорусы не убегут при необходимости. Но от этого режима и так невозможно убежать. Эти границы только кажутся открытыми, ведь выехать и въехать можно только тогда, когда тебе разрешат. Именно так выглядит ситуация сейчас. И поэтому, какими бы ни были санкции, они будут создавать, пожалуй, лишь несколько процентов от тех трудностей, с которыми белорусы сталкиваются сегодня.

Но именно они могли бы реально повлиять на ситуацию. С другой стороны, мы знаем, что часто требуется много времени, чтобы санкции вызвали некую реакцию. А люди очень нетерпеливы. Они, например, спрашивают, чего мы достигли тем, что сохраняем санкции против оккупированного Крыма. Тогда я напоминаю о тех 50-х годах, когда во время холодной войны страны Балтии были оккупированы, каждый помнил об этом. Мы должны быть твердыми, и даже если наша нетерпеливость заставляет нас думать, что санкциями мы ничего не добьемся, мы должны сохранять терпение и стоять на своем. Но действительно, трудно смотреть людям в глаза, зная, что не можешь изменить ситуации уже сегодня, хотя и очень хочешь.

Светлана Тихановская вместе с президентом Эстонии Керсти Кальюлайд и труппой Свободного театра. Фото: Белсат

Как говорила Светлана Тихановская, белорусы уже и так страдают, даже без санкций, поэтому мы не можем сказать людям, мол, из-за санкций вы будете страдать еще больше.

Я думаю, что это не будет выглядеть именно так. Я надеюсь, что четвертый пакет санкций ударит именно по тем людям, которые смогли обогатиться благодаря сотрудничеству с режимом, поэтому этих денег белорусский народ и так не увидит. Я не думаю, что люди будут еще больше страдать от санкций в экономическом смысле. Но если мы заставим режим пойти на уступки в вопросе политических заключенных, думаю, белорусский народ это высоко оценит.

Еще один важный момент – ваше председательство в Совете Безопасности ООН. Какой у вас план относительно него и что вы могли бы сделать для Беларуси?

Мы пристально следим за ситуацией и поднимаем белорусский вопрос при каждом случае. Но мы должны играть по правилам Совета Безопасности: у нас есть официальная первичная повестка дня, и чтобы поднять какой-то вопрос, еще 10 стран должны его поддержать. А в Совете Безопасности много стран, которые хотят придерживаться основных принципов. Большинство стран-членов ООН маленькие, и международное право вместе с правами человека – это единственное ядерное оружие, которое у нас есть.

Буклет спектакля «Error 403» Свободного театра. Фото: Белсат

Каковы ваши впечатления от спектакля? Понравилось ли вам? Что вы почувствовали?

Я волновалась, как будет чувствовать себя Светлана, сидевшая рядом со мной, так как лично мне было очень тяжело это смотреть. Неделю назад я смотрела другую пьесу, на тему Второй мировой войны, «Она пришли в полночь». И даже те события ощущались очень близкими. А тут все было как соль на свежие раны, поэтому я волновалась за белорусов, которые были в зале. В нашей стране именно деятели культуры громче всего говорят о правах человека, даже в глобальном смысле, поэтому я доверилась им. И, думаю, Светлана Тихановская тоже в конце концов поняла их цель. Мне показалось, что в итоге ей понравилось. Думаю, мы будем продолжать действовать в том же направлении. Если бы культурное сообщество всей Европы делало то, что сегодня сделал театр «Vaba Lava», уверена, больше европейцев знали бы о борьбе белорусского народа.

belsat.eu

Новости