Результаты поиска:

«Пока этот палач у власти – покоя не будет». История бывшего омоновца, покинувшего Беларусь

Минчанину Игорю Уласевичу 51 год. В молодости он более трех лет отслужил в минском отряде милиции особого назначения (ОМОН). А через 30 лет, в августе 2020-го, попал «под раздачу» витебского ОМОНа. Выжил и не оказался на Окрестина только потому, что в автозаке, где «люди лежали в три слоя», потерял сознание – очнулся в «скорой». Позже снял побои и попытался добиться справедливости. Но бумажки из органов о возбуждении уголовного дела в отношении омоновцев и военных так и не дождался. Зато в октябре 2021 года пришла повестка из СК. «Я понял: если не уеду – буду на Володарке», – говорит Игорь. Сейчас он в безопасности.

«Сидел в гражданке у подъезда Шушкевича»

«Когда я служил в минском ОМОНе – а он тогда и был только минский, там 300 человек служило, – мы принимали присягу под бело-красно-белым флагом на Кургане Славы. Там же и Балаба этот был, по-моему, а Барсуков (Александр Барсуков – помощник президента РБ, ранее – замминистра МВД. – Прим. ЗК) так точно был, потому что Балаба пришел в ОМОН где-то на год позже меня», – вспоминает Игорь Уласевич.

Он прослужил в отряде ОМОН с 1991-го по 1994-й. И утверждает, что за все время службы ни разу не поднял руку с дубинкой на мирных людей. Хотя, например, сидеть возле подъезда дома, где жил Станислав Шушкевич, приходилось.

Игорь Уласевич в одном из спальных микрорайонов Киева. Фото: ЕА /Белсат

«Когда началась предвыборная кампания 1994 года, всех просили, чтобы подписывались в поддержку Кебича. И было такое, что нас “по гражданке” посадили возле одного подъезда. Потом выяснилось, что мы у дома Шушкевича сидели. И еще такие нюансы были: 8-й взвод как-то переодели в гражданку и отправили на площадь к Дому правительства. Там люди с транспарантами стояли, типа “Долой Кебича!” И вот 8-му взводу приказали устроить потасовку, порвать транспаранты и окольными путями добираться до базы. Ну, то есть такие провокации уже тогда начинались, и милицию особого назначения начинали использовать не по назначению», – говорит бывший омоновец.

«Психопатов туда не брали»

По его воспоминаниям, в начале 1990-х приходилось «работать по настоящим бандитам». Но когда не было работы, просто сидели на базе: спортзал, стрельба в тире, полигон и марш-броски.

«А когда массовые мероприятия, то автозаки и автобусы сгоняли за дом правительства – и все. Никто никого не трогал тогда вообще. А как Лукашенко пришел к власти – все изменилось. У меня осталась памятка для милиционеров тех времен, с Погоней еще. В ней говорилось: применять силу только равноценную той, которая направлена против тебя. Бьют тебя палками – применяешь спецсредства. Никто не трогает – ничего не применяешь», – рассказывает Игорь Уласевич.

«Отбор был жесткий. В поликлинике МВД такое серьезное тестирование было, что отсеивались очень многие. Потому что психопатов туда не брали. Уравновешенность и спокойствие – главное. Чтобы с цепи не сорвался. Намного серьезнее отбирали. Но и увольняли за малейшее правонарушение, если, не дай бог, применил силу безосновательно. Я при Кудине служил, полковнике», – добавляет.

Игорь Уласевич признается, что в то время «был аполитичным парнем». Собирался служить дальше, были поощрения и награды, была перспектива – собирались присвоить звание младшего лейтенанта. Но зарплаты были «никакие». По словам Игоря, бойцы получали 25 долларов, генералы – 50. И в какой-то момент он решил уйти охранником в частную фирму, где пообещали деньги, от которых грех было отказаться. Уволился в октябре 1994 года.

«Этот был с флагом»

«Не знаю, что было бы дальше, если б не уволился. Может, тоже попал бы в эти жернова. Промыли бы мне мозги – и превратился бы в такое же чудовище… Но Бог обнес», – признается наш собеседник.

«Чудовищами» Игорь Уласевич называет тех, кто задерживал и избивал его на второй день после выборов – 11 августа 2020 года. Говорит, что еще задолго до выборов понял, что жизни с Лукашенко не будет и что убрать его можно будет, только если поднимется весь народ. Считает, главную роль в том, что люди все-таки поднялись, сыграл Сергей Тихановский. Называет его «Калиновским нового поколения».

Игорь Уласевич. Фото: ЕА /Белсат

«9 августа после выборов пошла информация, что в центре Минска войска. Я – в машину, беру палку от швабры, цепляю на нее флаг, выставляю в окошко – и попер на центр города. Там уже было все перекрыто. Троллейбусы сигналили, машины, колонны людей шли к центру. И я уже не прорвался туда. Поездил по районам с флагом, чтобы людям боевой дух поднять», – делится воспоминаниями Уласевич.

А уже 11 августа на Притыцкого, 97 его схватили омоновцы («Как потом узнал – витебские были»), когда стоял с БЧБ-флагом. Внезапно выскочили из «гражданского» «Икаруса», отхлестали дубинками, заломали руки, бросили лицом в пол.

«Услышал только, что вот проедемся, насобираем людей и отдадим военным. Ну, подумал, может, там гуманнее будет – все-таки солдаты. Но, как оказалось, привезли к автозаку со спецназовцами в/ч 3214. Похоже, там в основном срочники были, все упакованные, в масках, смотреть на них нельзя. Омоновцы меня по траве протянули и, предупредив, что “этот был с флагом”, передали военным», – рассказывает Уласевич.

Иллюстративное фото. Бойцы спецназа в/ч 3214. Февраль 2020 года. Фото: Natalia Fedosenko / TASS / Forum

«Быстрей бы мне тут умереть»

На автозаке поставили на растяжку. Вытянули из карманов портмоне и смартфон. Вспоминает, что из-за невыносимой боли в ноге стоять было невозможно. Тем более – залезть в автозак.

«Меня туда просто забросили. А там один спрашивает: “С какой стороны там у тебя нога больная?” С левой, говорю. И он мне раза три-четыре подошвой берца туда как жахнет – я аж взвыл от боли. В общем, закинули на кучу, там в три слоя люди лежали, задыхались. “Ах ты с флагом был?” И давай лупить по спине, по ногам, электрошоком били», – вспоминает мужчина.

Бывший следователь ГУБОПиК Азаров о том, как это подразделение воюет с белорусским народом

«С пацаном, лет 20 ему, лежали, по сути, рот в рот, когда на нас сверху людей накидали. Я, может, где-то и рад был, потому что меня уже по спине не лупили. И этот хлопец лежит и говорит мне: “Быстрей бы мне тут умереть”. “Сынок, – говорю, – все нормально будет, скоро кончится все”. А эти начали перетасовывать: полные – вниз, худые – наверх. Вытаскивали потом людей оттуда с посиневшими губами. “Скорой” не сразу отдавали. Смотрели еще: совсем уже все – или еще можно дубасить…» – продолжает Уласевич.

По его словам, он пробыл в автозаке три часа. Пока не потерял сознание.

«“А где тот с флагом?” – и давай меня опять лупить. На голову ногами становился. Губы раздавил, кровь у меня изо рта капала. Ты, говорит, вымазал нам пол. И давай головой моей лысой этот железный рифленый пол в автозаке вытирать. Я уже никакой был. И – вырубился. Отдали меня “скорой”. Телефон вернули, а портмоне – нет», – рассказывает Игорь.

Игорь Уласевич. Фото: ЕА /Белсат

«Работал наглядным пособием»

Когда на следующий день Игорь позвонил в судмедэкспертизу, чтобы снять побои, там спросили: «На акции получили?» Если да, то идите, мол, пишите заявление в СК.

«Я говорю, здрасте, я еле вырвался из лап этих палачей, а вы сейчас меня опять туда посылаете?»

После того автозака Игорь долгое время ходил с тростью. В том числе – на воскресные марши. Приходил без майки. «Работал наглядным пособием, чтоб люди видели, что делает этот фашистский режим», – говорит. Выступил в прямом эфире для «Радио Свобода». Но заявление в СК все-таки занес, вместе с правозащитником «Весны». Правда, «палачей» уже никто не искал.

А позже потребовалась операция на тазобедренном суставе. Ситуация накалялась и на работе.

«Стояла уже задача уволить меня»

Игорь Уласевич долгое время проработал экономистом на минской ТЭЦ-3. Но после 7 лет работы в этой должности его, как неблагонадежного, перевели в плотники («Коллеги шутили, что это меня на «химию» отправили»). Утверждает, что на его место взяли сына председателя профкома.

Но настоящий беспредел начался после выборов. Не продлили контракт замдиректору Юрию Лизунову, который в качестве председателя избирательной комиссии отказался подписывать протокол с 80 процентами за Лукашенко. Заявление «по собственному желанию» попросили написать сотрудника договорного отдела Андрея Кучука. Тучи сгущались и над Уласевичем. В особенности после того, как на профсоюзном собрании назвал милиционеров эсэсовцами, а армию – оккупантской.

Спецтехника для разгона массовых акций на улицах Минска. 25 марта 2021 года. Фото: BELAPAN / Reuters / Forum

«Меня профсоюзник какой-то начал перебивать. А я говорю: “Вы расскажите это матерям детей, которых убили ни за что”. Так он закрыл рот и молчал потом. Я тогда на эмоциях, конечно, был, но многие меня поддерживали», – рассказывает Уласевич.

Понял, что окончательно хотят от него избавиться, когда накануне Дня воли в 2021 году выписался из больницы и написал заявление за свой счет, чтобы в праздничный день не идти на работу. Позже узнал, что подписанное его непосредственным начальником заявление разорвал директор ТЭЦ-3 Юрий Бабарико.

«А ты знаешь, что сегодня День воли и мне уже звонили из милиции и сообщили, что он задержан. Это были слова директора, которые мне передали. Хотя никто меня не задерживал. Это была чистой воды подстава, подлость и уголовное преступление. Просто стояла уже задача меня уволить», – рассказывает наш собеседник.

Бывший капитан МВД: Служба тяжелая, но привыкаешь, что зарплата – в один и тот же день

«Понимал, что пора уезжать»

В марте «избавиться» от Уласевича не удалось – он взял отпуск по состоянию здоровья: предстояла операция по замене тазобедренного сустава. А в середине сентября уже сам Игорь повез на работу заявление – о присоединении к общенациональной забастовке. Но – не отдал. Знающие люди успели предупредить, мол, «поедешь из кабинета директора прямо на Володарку».

«Я уже понимал, что скоро что-то будет, потому что уже хватали тех, кто раньше выходил и “светился”. “Губопики” уже начали писать, мол, идите сдавайтесь и вам будет хорошо, иначе все равно мы вас всех найдем. А 18 октября мне пришла повестка из СК. И я понял, чем это чревато, я много где засветился. На Притыцкого тогда “Комсомолка” меня сняла, я у них на сайте за 11 августа на титульной странице с флагом стоял. Понимал, что пора уезжать. Визу еще в сентябре открыл…» – рассказывает Игорь Уласевич.

Игорь Уласевич. 28 октября 2021 года. Киев, Украина. Фото: ЕА /Белсат

«Не могу быть тварью, которая везде приспосабливается»

Бывший омоновец и работник минской ТЭЦ-3 Игорь Уласевич находится сейчас за пределами Беларуси. На вопрос, не жалеет ли он, что все так произошло и что пришлось бежать из страны, отвечает решительным «нет».

«Нет, не жалею. Я такой человек. Не могу быть тварью, которая везде приспосабливается. Мог бы на ТЭЦ этой карьеру сделать, без вопросов. Но не могу “танцевать”. Поэтому и на омоновцев этих рычал и получал за это. Что уж теперь? Так получилось. Хотел бы жить спокойно, потому что не тот возраст куда-то рваться. Но знаю, что, пока эта фашистская гадина, этот палач и убийца будет у власти, покоя не будет. Вот где беда. Позорище! Светлана Тихановская, вон, полмира объехала, а с ним только людоеды общаются…» – заключает Игорь Уласевич.

«Я бы не смог вернуться туда». Бывший милиционер просит о помощи

ЗК belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости