«У нас, что, война уже?» Поговорили с 78-летней женщиной, получившей $ 1717 штрафа

Прощание с погибшим во время протестов Александром Тарайковским. Минск, Беларусь. 15 августа 2020 года. Фото: Белсат

Галине Герасимовне Ивановой 78 лет. 16 мая она возвращалась домой по улице Притыцкого и нашла скошенный тюльпан. «Такой красивый и пушистый!» Пенсионерка положила его рядом с цветами, которые лежали на месте убийства Александра Тарайковского. 31 мая ее осудили за это на 150 базовых величин (Br 4350 или $ 1717).

Галина Герасимовна Иванова большую часть жизни отработала инженером-электриком на заводе вычислительной техники.

«В советское время наш завод гремел на всю страну, а потом Лукашенко уничтожил этот завод, разогнал [людей. – Belsat.eu]. Открыли там магазины. А там же столько образованных людей работало», – вспоминает Галина Герасимовна.

«Но я политикой никогда не интересовалась. В советское время никто ей не интересовался, все знали, что с режимом ничего нельзя сделать».

После развала СССР, вспоминает пенсионерка, большинство людей и ее тоже волновали вопросы выживания. Женщина потеряла работу и вынуждена была работать дворником и уборщицей, а потом ушла на пенсию.

«А после 9 августа все резко изменилось. Я живу рядом с Пушкинской, у нас тут стреляли до утра, я видела как забирают и избивают мужчин, молодых парней, это невыносимо пережить, как с этим можно смириться».

Протесты у станции метро «Пушкинская». Минск, Беларусь. 10 августа 2020 года. Фото: Белсат

Галина Герасимовна говорит, что тогда военные и омоновцы стояли повсюду, и она не боялась подходить и разговаривать с ними.

«Подойду и спрашиваю: у нас, что, война уже? Они отвечают, что войны нет, а потом бегут кого-то догонять. Я тогда не боялась их, пенсионеров же не трогали еще».

Среди пенсионеров, с которыми женщина дружит, практически все поддерживают позицию женщины.

«С одной лукашисткой раньше общалась, но сейчас не разговариваю с ней. Она, как и Лукашенко, никого не слушает, только сама говорит».

Убийство Александра Тарайковского женщина называет именно той точкой, после которой стало понятно, что быть в стороне и просто наблюдать не получится. С тех пор женщина с подругами стала посещать марши пенсионеров, за это Галина Герасимовна в 2020 году была осуждена и наказана штрафом в 600 рублей.

«Начали пенсионеров трогать, только чтобы денег собрать».

Второй штраф, по статье 24.23 КоАП, часть 3 – за положенный в кучу цветов тюльпан. И женщина не знает, как его выплатить.

«Пенсия у меня хорошая. 600 рублей, после 75 лет добавили мне еще 44 рубля. Я считаю, это хорошо, у людей по 400 рублей, у меня знакомые меньше получают. Но такой штраф – это слишком. Буду обжалование подавать, а потом пусть высчитывают из пенсии, мне 300 рублей и 300 – на штраф. Не знаю, пойдут ли на это, придут ли забирать технику».

Правда, из техники, которую можно забрать в счет оплаты штрафа, в доме пенсионерки есть только телевизор и недорогой мобильный телефон. Решение по делу вынесла судья Фрунзенского суда Мария Ерохина. Она не участвовала в громких политических процессах 2020 и 2021 года, но считается судьей, которая вынесла наибольшее количество суток в качестве наказаний.

Марш пенсионеров в Минске. 12 октября 2020 года. Фото: ТК / belsat.eu

«Совсем молодая женщина. Но никакого сочувствия от нее я не ожидала, она привыкла уже работать под копирку, выносить решения не на основании законов, а на основании указов, которые получает. Протокол о пикетировании подготовлен, свидетели все выдумывают. Я спросила у судьи, каким законом запрещено класть цветы, а она мне посоветовала спросить у юристов. Пусть бы уже придумали закон, запрещающий класть цветы. У нас уже и так законы… дальше некуда».

Свидетелями на суде выступили Иваньков Андрей Васильевич и Загур Антон Игоревич, которые две недели назад за возложение цветов возле мемориала Тарайковского задержали четырех человек.

«Я же только один тюльпанчик положила, он такой пушистый и красивый, а его скосили. И такой штраф!»

Галина Ивановна не унывает и за время разговора несколько раз повторяет, что она оптимистка и что нужно верить только в лучшее.

«Я верю, что нам осталось страдать месяца два, ну когда-то же это должно закончиться?»

– Нужна ли вам помощь в оплате штрафа? – спрашиваю.

– Знаете, пока нет. Мне так жалко женщин помоложе, которым не штраф дали, а на Окрестина отправили, а я со штрафом как-то разберусь, пока собираюсь обжаловать.

АД/МВ Belsat.eu

Новости