В колониях Беларуси остался последний политзаключенный

Такое – только на минском перроне: воздушные шарики, камеры, пассажир – в спецодежде заключенных колонии. После первых объятий Дмитрий Полиенко демонстрирует бирку, с которой жил последние полтора года: «Экстремизм, деструктивная деятельность».

Последнее заключение Дмитрия связано с делом двухлетней давности. Тогда Полиенко принимал участие в акции велосипедистов «Критическая масса». Но на борьбу за велоинфраструктуру в городе сотрудники милиции отреагировали насилием и жестоким разгоном – неожиданно даже для полицейской Беларуси.

Задержали 6 человек, Полиенко обвинили в насилиии относительно силовиков. После полугода следствия и пребывания в следственном изоляторе активисту заменили статью на «изготовление и распространение порнографии», а суд дал два года условно с отсрочкой и выпустил Полиенко на свободу. Друг и соратник Дмитрия Вячеслав Косинеров рассказывает:

«Репрессии этой системы ничего не менять. Они сделают нас только более злыми, более уверенными в себе».

Соратник Дмитрия знает, что говорит. После освобождения Полиенко не остановил общественную деятельность, а суды – наказывают его по административным статьям: то ли за акцию против вырезания деревьев, то ли против строительства офисов в Куропатах. В итоге суд отменил отсрочку и направил в бобруйскую колонию – на полтора года.

«Больше было давление моральное. Если кто-то со мной, к примеру, говорит, то потом были проблемы с оперативниками», – рассказывает уже бывший политзаключенный Дмитрий Полиенко.

После выхода Дмитрия Полиенко из колонии в Беларуси остался еще один заключенный, которого правозащитники признали политическим. Это Михаил Жемчужный.

Алесь Залевский, belsat.eu

Смотрите также