Объектив 15.12.2019 Первый руководитель независимой Беларуси рассказал, о чем сейчас мечтает


Станиславу Шушкевичу – 85. Мы пришли в гости к первому Председателю Верховного Совета независимой Беларуси и поговорили с ним о том, как он попал в политику и чего ждет от белорусско-российской интеграции.

Политическим прошлым Станислав Шушкевич хвастаться не привык. Профессор, физик-ядерщик известен также работой в Белорусской академии наук, в лабораториях в Швейцарии, Китае, США, британских Кембридже и Оксфорде. В большую политику, впоминает, попал благодаря авантюре коллег с физического факультета БГУ.

«Мои друзья говорят: у нас здесь двух завалили в народные депутаты, будут перевыборы. Ты всегда снимал свою кандидатуру. Мы завтра тебя выдвинем на университетском собрании. Если ты снимешь, мы больше с тобой в застолье участвовать не будем. Ну это угроза», – вспоминает первый руководитель независимой Беларуси.

Воспитанный отцом, преданным сторонником идей Советского Союза, Станислав Шушкевич в результате проникся белорусскими национальными идеалами. Официальная нейтральность к оппозиции и членство в Коммунистической партии стали причиной выдвижения его кандидатуры на пост председателя Верховного Совета БССР. Будучи уже главным политиком страны, он принял исторические для Беларуси решения.

«Вывод ядерного оружия, это я на первое место поставлю, и второе – Беловежская пуща. Россия впервые, впервые, заметьте, рукой президента Ельцина признала, что мы независимое государство, и Дума это ратифицировала», – рассказывает Шушкевич.

Так, в 1991-ом в Вискулях Станислав Шушкевич вместе с руководителями России и Украины подписал Беловежское соглашение, которое прекратило существование СССР. Бывшие коллеги подчеркивают скромность Шушкевича. Он даже не переехал из квартиры, в которой жил до должности председателя Верховного Совета.

«Он не вмешивался, в отличие от Лукашенко, он доверял специалистам, профессионалам. Я бы сказал, хорошо его знаю по его делам. Я считаю Станислава Шушкевича человеком высокой культуры, высокого образования, демократических взглядов», – рассказывает бывший председатель Нацбанка Станислав Богданкевич.

Всегда одетый с иголочки белорусский Черчилль на пенсии, которой его фактически лишил Лукашенко, зарабатывал лекциями в университетах за границей.

«Есть за что его, наверное, критиковать. Но как раз и в том его особенность, что он очень открытый и критику воспринимает. Он очень простой человек, мне с ним было просто. Он останется в истории Беларуси, в отличие от тех, кто хотел только власти. Он хотел добра для Беларуси», – говорит член политсовета ОГП Александр Добровольский.

Добра для страны Станислав Шушкевич хочет и сейчас, в непростые времена переговоров об углублении белорусско-российской интеграции.

«Я хочу, чтобы Беларусь была белорусской. Это моя мечта», – говорит он.

Смотрите сюжет Юлии Лобановой в полном выпуске новостей за 15 декабря/ИР

Смотрите также
Комментарии