Объектив 20.03.2018 Историки со всей Европы признались, что думают о БНР


Сто лет временности – дискуссия с таким едва ли не провокационным названием прошла в Немецком историческом институте в Варшаве. Беларусь, страны Балтии, Украина, Польша – все в этом году отмечают первое столетие провозглашения своей независимости. Заслуги БНР для белорусской государственности признаются в последние годы даже на официальном уровне.

Полтора десятка историков из Германии, Польши, Швеции, Украины и Великобритании – все исследователи периода парада независимостей в нашем регионе. Объявленная сто лет назад независимость этих стран продержалась в лучшем случае до Второй Мировой войны. Но так ли наша независимость сегодня – по-прежнему временная?

«Временное измерение государственности – сегодня актуально. И то, насколько Беларусь независимое государство – тоже актуально. Мы все знаем, что оно актуально с геополитической точки зрения – после происшествий в Украине эта независимость стала более важна», – считает историк Феликс Аккерман.

Временность – естественное состояние для любого государства

Каждое государство меняется – вспомним хотя бы, как за последние несколько лет изменилось отношение властей к белорусской истории. Так о БНР говорят сейчас.

«БНР – это белорусский политический проект, который к сожалению так и не стал государством. Это не немецкий проект», – говорит депутат Палаты Представителей Игорь Марзалюк.

Немецким проектом сторонники понимания белорусской государственности, как потомка БССР зачастую называют БНР из-за обращения части ее Рады к Германии с просьбой о признании суверенитета. Сама история определенным образом помогает объединить ценности БНР с БССР. Как официальный Минск это видит, объясняет гродненский историк Андрей Чернякевич.

«В двадцать пятом году БНР фактически передала свои полномочия советскому Минску, и в таком смысле они как бы объединились. Ну, а все, что было после – после 25 года и время немецкой оккупации, так это коллаборация, и это не настоящие белорусы, и от этого мы отказываемся», – отмечает историк Андрей Чернякевич.

Такая позиция появилась не сразу и даже в некотором смысле вынужденно.

«Власти используют историю как такой щит государственности. Я хорошо помню, что в 2001 году на встрече Лукашенко с Путиным, Лукашенко начал говорить о проекте Союзного Государства, о единении, на что Путин предложил ему входить в союз областями. И тогда в ответ началось медленное переосмысление истории Беларуси», – говорит Пер Рудлинг, историк, профессор Национального университета Сингапура.

Историки напоминают, что всего каких-то тридцать лет назад, далеко не каждый прохожий вообще знал бы о существовании БНР. И СССР казался нерушимым, и о независимости думали единицы. А теперь и советское прошлое кажется все более далеким.

Всеволод Шлыков, «Белсат»

Смотрите также
Комментарии