Объектив 13.08.2019 Госпредприятие «Березатара» ликвидируют. «Белсат» поискал виновных


На одного банкрота больше – на Брестчине. Областной экономический суд обязал ликвидировать государственное предприятие «Березатара». Завод поглотил сотни миллионов долларов из бюджета под новый проект, но так и не смог запустить производственную линию упаковки тетрапаков. Кто виноват, и что делать с заводом?

Мы строили, строили и наконец… закрыли. Завод «Березатара» не смог пройти кредитного оздоровления и официально признан умершим. До конца июля следующего года его должны продать со всеми цехами. Активы «Березатара», согласно суду, стоят 44 миллиона рублей, из них 25 миллиона руб пойдет на выплаты кредиторам.

«Это сооружение, это электрика, это сети, подведенные к заводу. Там можно как-то переделать завод на что-то другое? А кто этим будет заниматься? Опять государство», – комментирует Валентин Лазаренков, экс-кандидат в депутаты в Березе от БСДП «Громада».

Жесть была основным материалом Березовского завода. Из нее «Березатара» делала крышки для стеклянных банок и детского питания. Пока в 2008 году глава Беларуси не одобрил проект перехода «Березатары» на создание упаковки для жидких продуктов – тетрапака.

Чтобы молоко и соки упаковывали только в белорусские пачки, собственник – Министерство сельского хозяйства – взял кредит в «Белагропромбанке» на 131 миллиард рублей (до деноминации). Купили итальянскую производственную линию за € 21,2 млн, обещали выпускать 500 млн тетрапаков в год. Оказалось, нет отечественного сырья – специального картона, а иностранный дорог.

«В погоне за импортозамещением 95% того, что шло на изготовление продукции, нужно было импортировать, так как своего не было. И это абсурд планирования государственного», – подчеркивает руководитель Научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук.

Как показала проверка прокуратуры и Комитета госконтроля, «Березатара» загрузила менее 1% тетрапаковых мощностей.

«Таких Березатар – сотни, и они умирают, ликвидируются, а никто не платит за ошибки 1990-х годов. Принципиальная ошибка – блокирование приватизации, блокирование передачи этих активов в частные руки белорусов», – считает Ярослав Романчук.

А кто просчитывал эффективность кредита «Белагропромбанка» для «Березатары»?

«Как раз тот руководитель, который всем этим занимался – и заводом свинцовым в Белоозерске, и заводом «тетрапак» – уже на повышении, и его уже не интересует. Это председатель Брестского облсовета господин Наркевич», – напоминает Валентин Лазаренков.

Юрий Наркевич, который стал главой Березовского райисполкома после работы в «Белагропромбанке», в 2016-м перешел в руководство Брестской области. Тогда же он был фигурантом репортажа «Белсата», когда в Березе построили дом на 60 квартир, социальное жилье.

«В этом новом доме получил квартиру нашего Наркевича сын. Это ж какую надо иметь наглость, чтобы никаких законов не боятся, не совести человеческой», – рассказывала в 2016-ом Оксана Якушик, жительница Березы, которая вследствие этой застройки потеряла частный дом.

«Этот человек – Денис Наркевич – имеет регистрацию в Бресте, в брестской квартире. И как он получил квартиру здесь, как нуждающийся в жилье, я не понимаю», – возмущался Никита Якушик, муж Оксаны.

Сейчас Юрий Наркевич возглавляет областной Совет депутатов, работает в главном здании в центре Бреста. Имеет медаль «За трудовые заслуги».

Ярослав Стешик/ИР, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии