Объектив 21.12.2018


Непризнание и запрет участия в святых таинствах Украинской православной церкви для белорусских православных. С этими и рядом других громких заявлений выступила Минская епархия православной церкви, недовольная разрывом Украины с Московским патриархатом. Как ситуация повлияет на отношения церквей Украины и Беларуси. И стоило ли ожидать другого решения от Минской епархии?

«Раскольничество» и покушение Константинопольского патриархата на каноническую территорию Русской православной церкви. Так Собрание Минской епархии высказалось об образовании независимой от Москвы православной церкви в Украине:

«Признать раскольническим сообществом так называемую автокефальную православную церковь Украины во главе с так называемым митрополитом Киевским и всея Украины Епифанием».

Накануне Белорусская православная церковь заявила и о разрыве евхаристического общения с Константинополем. Причина – опять же, подтверждение Константинопольского патриархата своего намерения представить Украине автокефалию с двумя церквями – Украинской православной церкви Киевского патриархата и Украинской автокефальной православной церкви.

Так, новым председателем по итогам Объединенного собора в Киеве 15-го декабря выбрали митрополита Епифания, что окончательно закрепило независимость Украины от Российской церкви.

«Об автокефалии ничего нет в канонах, поэтому это прецедентное право притесняется, и здесь каждый по-своему трактует, и поэтому у каждого есть своя правда, я думаю», – говорит Александр Шрамко, священник Белорусского православной церкви.

Также собрание Минской епархии постановил доводить прихожанам, что участвовать в святых таинствах объединенной Украинской православной церкви сейчас нельзя. Правда, за исключением церквей, оставшиеся под руководством московского митрополита. Жители Минска комментируют:

«Что значит запретить верующим? Это же нельзя так делать».

«Зачем запрещать? Не нужно. Пусть ходят кто куда хочет».

«Ну как? У нас же православие одно. А что они там вытворяют? Это непонятно».

То, что такое решение прежде всего политическое, считает сопредседатель Белорусского христианской демократии Виталий Рымашевский, так как БПЦ зависит от Московского патриархата:

«Митрополит Павел все-таки назначенец и ставленник Москвы, и я думаю, что также резкость этого заявления связано именно с его личной позицией, ведь он именно сюда и поставлен для того, чтобы следить за таким сближением позиции БПЦ и Московского патриархата».

Как отмечает религиовед Института философии НАН Украины Людмила Филипович, БПЦ и раньше относилась к Киевскому патриархату и автокефальной православной церкви как к раскольникам:

«Ничего нового в этом мы не услышали, так как и раньше БПЦ никак не общалась с церковью Киевского патриархата и Автокефальной православной церковью. Присутствие в этой Объединенной церкви епископов от Московской патриархии, с которой они будут продолжать общаться, составляет аж два человека».

Накануне Верховная Рада Украины приняла закон, что обязывает православную церковь Московского патриархата сменить название.

Юлия Лобанова, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии