Покалеченные судьбы детей политзаключенных

Костел вступился за политзаключенную, мать пятерых детей Ольгу Золотарь. Священники написали поручительства за Ольгу в Следственный комитет с просьбой прекратить уголовное преследование. Она уже месяц содержится за решеткой. Тем временем политзаключенных в колониях обозначают бирками иных цветов, а их несовершеннолетних детей распределяют в приюты и опекунские семьи.

Сын Анатолия Молшука Сергей и невестка Елена – одни из 14-ти фигурантов «Пинского дела». Их обвиняют в участии в массовых беспорядках в ночь с 9-го на 10-е августа. Потерпевшими по делу выступают более сотни работников милиции и чиновников. Фигурантам грозит до 6,5 лет колонии.

«Если их осудят – будет проблема: детей деть некуда. Самое худшее, что их может ожидать – это убежище. Дети будут вспоминать мать… Это такое давление на психику… Травма психическая, что они столько лет не будут видеть ни папу, ни маму. А что государство?! Конечно, возьмет опеку над детьми, но отца и мать никто не заменит», – переживает отец Сергея Молшука Анатолий.

В семье Молшуков пятеро детей, двое несовершеннолетних. Для пятилетней Карины сейчас ищут опекунскую семью. 10-летнюю Ангелину в сентябре прямо из школы забрали в приют. Опеку над девочкой взяла ее крестная.

«Сын в шоковом состоянии: у него второй раз забрали компьютер. Теперь он у бабушки, отходит от всего этого. Одновременно лишился и телефона, и компьютера, на которых учился и делал домашние задания, которые ему просто необходимы для школы», – начинает свою историю муж Полины Шарендо-Панасюк Андрей.

В минувшую субботу к нему пришли с обыском. Забрали технику и завели уголовное дело по статье 361 «Призывы к действиям, направленным на причинение ущерба национальной безопасности». Под уголовным преследованием также жена Андрея. Полину Шарендо-Панасюк обвиняют в насилии в отношении работника милиции. Сейчас она ждет суда в СИЗО, а Андрей вместе с двумя маленькими сыновьями ждут Полину дома и не разбирают без нее новогодней елочки.

30-летняя витебчанка Анна Кулиева воспитывает четырех несовершеннолетних дочерей. После президентских выборов Анна, возмущенная агрессией со стороны силовиков, приняла участие в протестах. За это ее наказали штрафами, общая сумма которых составила более четырех с половиной тысяч рублей. Чтобы их заплатить, Анна собирается брать кредит.

«Воспитываем все-таки детей девочек. И вы же сами понимаете – надо и покормить, и обуть, и одеть. Это же мы, взрослые, можем себе в чем-то отказать. Детям же не откажешь», – делится Анна.

Давление через детей на семьи, в которых родители имеют активную гражданскую позицию, – явление не единичное.

«По факту получается, что у нас наказывают в первую очередь детей. И дети, которые ни в чем не виноваты, остаются без опеки близких и родных. Разлука с родителями – это такая боль, такая проблема и трагедия. И по факту получается, что наши власти воюют с детьми, а не со взрослыми», – отмечает правозащитница Вероника Иванова.

Мать Ангелины и Карины Елена Молшук содержится за решеткой в рамках «Пинского дела» от 10 августа. Женщина тяжело переживает разлуку с детьми, и когда в суде услышала требование прокурора – 6,5 лет колонии – написала в тетради: «Я повешусь!». Родные боятся за состояние Елены.

Приговор судья Евгений Бреган озвучит 30 апреля.

Катя Малей/ОГ, «Белсат»

Падпісвайся на telegram Белсату

Смотрите также