Лезвием по венам. Почему политзаключенные идут на крайние меры

К списку политзаключенных Беларуси сегодня присоединили гомельчанку Анастасию Перевозчикову, которой в общей сложности дали 105 суток ареста. Сейчас в нашей стране 279 политзаключенных – это активисты, политики, адвокаты, журналисты и блогеры. По крайней мере трое человек держат в тюрьмах голодовку. На днях произошло несколько случаев перерезания вен. Почему заключенные по политическим мотивам идут на крайние шаги?

Лезвием порезал руку в трех местах. На этот шаг блогера и политзаключенного Сергея Петрухина толкнула ужасная антисанитария и невозможность быть в камере, куда его перевели 25 февраля. Администрация тюрьмы № 4 Могилева приговорила узника к двадцати суткам карцера.

«После того как он перерезал себе вены, ему была оказана медицинская помощь. Я сама видела, что наложены швы на раны, и они уже были в стадии заживления, так как это с 25 числа, я посещала его вчера, 11 числа», – говорит адвокат Сергея Петрухина Ирина Точкар.

Девять дней сухую голодовку держит Гродненский музыкант Игорь Банцер. С октября его содержат в одиночке СИЗО гродненской тюрьмы, несколько раз помещали в карцер. Объявил голодовку и политзаключенный Дмитрий Фурманов. На 5 суток его бросили в карцер, а на прогулку выводят исключительно в наручниках. На прогулку в наручниках водят и политзаключенного Николая Дедка – недавно его поставили на профилактический учет как опасного.

«Подобные меры применяются к людям, приговоренным к смертной казни, пожизненному заключению. Но никак не к человеку, который является пока только обвиняемым. Нет приговора суда», – подчеркивает отец Николая Дедка, бывший судья Александр Дедок.

В знак протеста против нового обвинения попытался перерезать себе вены политзаключенный Игорь Лосик. Вчера он объявил сухую голодовку. Ранее он голодал 41 день.

«Сколько раз его и в такие условия ставили, и психологически давили, и лишали переписки, прессы, а тут получается такое потрясение новое, более тяжкое обвинение, более тяжелые статьи, как я поняла. Это был крик отчаяния и еще одна попытка обратить на себя внимание», – уверена жена Игоря Лосика Дарья.

Жалуется на неполучение писем и наша коллега, журналистка «Белсата» Дарья Чулцова. Это также один из элементов психологического давления. Правозащитник и бывший политзаключенный Михаил Жемчужный на собственном опыте испытал отношение тюремной администрации к политзаключенным.

«Заместитель по режимно-административной работе СИЗО-2 Витебска подполковник Лаур лично обвинил меня в том, что я имею свои взгляды на политику государства, я не поддерживаю их политические взгляды. И за мои политические убеждения он ударил меня кулаком в лицо, когда у меня руки были за спиной», – рассказывает Михаил Жемчужный.

Власти сознательно давят на политзаключенных, уверен правозащитник Олег Волчек:

«Я считаю, что это делается, чтобы запугать население, вообще какую-либо активность и показать, что помимо того, что вы получите срок, то у вас еще будут и проблемы и в местах лишения свободы, будете ограничены во всех правах». В целом список политзаключенных сегодня увеличился еще на 6 человек.

Игорь Станкевич/ОГ, «Белсат»

Смотрите также