Вот так В России сняли фильм о реке, ставшей могилой для тысяч людей


В Томске презентовали документальный фильм под названием «Яр». Создатели рассказывают о событиях 1979 года, когда во время весеннего половодья река Обь размыла Колпашевский яр и вскрыла массовое захоронение жертв политических репрессий. Тогда местные власти решили захоронение уничтожить, затопив тела в реке.

Идею снять фильм о событиях 1930-х годов в Нармыском крае, и о том, как они откликнулись в 1979-м, на ТВ2 вынашивали давно. Но снять так, чтобы эта история получилась не о прошлом, а о настоящем, получилось только сейчас.

«Эта тема – уже 80-90 лет прошло, она оказалась очень актуальная и сегодня. Это чувствуется и в синхронах, в эмоциях, которые люди испытывают, рассказывая о событиях почти вековой давности..»., – рассказывает режиссер фильма «Яр» Денис Бевз.

По приглашению ТВ2 сестры Жанна Шестакова и Нина Федорова вместе с двоюродным братом Михаилом Шестаковым впервые плывут в Колпашево. На место расстрела их деда – Андрея Шестакова.

Колпашево – небольшой городок в 270 км от Томска вниз по течению Оби. В начале 1930-х он был центром Нарымского округа. В годы советской власти сюда сослали до полумиллиона человек в ходе карательных операций НКВД. В числе сосланных был и Андрей Шестаков – забайкальский казак, красный партизан, крепкий хозяин.

Андрея Шестакова расстреляли в 1938 году. На пике большого террора в Томской области к высшей мере наказания были приговорены более 10 тысяч человек, и это 80% от всех осужденных по политической 58 статье.

«Люди, которых расстреливали, не знали, что их расстреливают. Устраивался некий спектакль медосмотра… Человека приводили в специальную комнату, его раздевали, якобы для медицинского освидетельствования. А за ширмой стоял стрелок, который стрелял в затылок. Выкапывалась яма большая в эти ямы выкладывались трупы. Чтобы не было трупного запаха, эти ямы пересыпали известью. И маскировали ветками хвойных деревьев…», – потомок репрессированного Василий Ханевич.

1 мая 1979 года, аккурат во время первомайской демонстрации, Обь размыла Колпашевский яр. И вскрыла массовое захоронение. Весть о том, что из яра торчат трупы, Колпашево облетела быстро. На берег стали подтягиваться любопытствующие. У многих в 1930-е были репрессированы родственники, и они надеялись отыскать своих. Ситуацию надо было брать под контроль. Доложили в Москву. Было принято решение захоронение уничтожить.

«Уничтожали следы всем, чем могли и как могли. Подгоняли теплоход, винт такой – чтобы их разрушивало, как мясорубкой. Там так много тел… По всей реке… собственно река похоронила их», – рассказывает директор колпашевского бюро экскурсий в 1979 году Нина Баглай.

Главный герой фильма – Обь. Река времени, вскрывающая следы преступлений прошлого. Или – река забвения. За реку в фильме говорит музыка Степана Пономарева. Лаконичная и минималистичная.

«Река – это некий рок. Который ломает судьбы людей. Река и вода – это очищение… но река – это и могила всех тысяч людей…», – говорит композитор Степан Пономарев.

«Задумывали это как сериал. Несколько историй, объединенных общим именем – Антропология террора. Я надеюсь, что после Яра будет еще Ров. Про Каштак. Остров – про Назино. Трасса…», – говорит Виктор Мучник, главный редактор ТВ2.

Получится цикл или нет, зависит от того, сможет ли закрытая государством независимая телекомпания ТВ2 найти на это ресурсы. Ну, а пока на вопросы о том, почему колпашевские события стали возможны, и что нужно для того, чтобы история не повторилась – герои «Яра» отвечают в сети.

«Если на могилу своего отца я могу приехать, поклониться ему, поговорить с ним, на могилу моей мамы, которая ушла в 90 лет, а вот могила нашего деда – это понятно, что эта река Обь. Где-то там он. Нам и кланяться некуда», – говорит внучка расстрелянного Нина Федорова.

Лариса Коновалова belsat.eu

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии