Вот так «Полуправда на заказ» или военная реконструкция в Бресте


«Последний мирный день». Так называется реконструкция, проводимая в Бресте в память о жертвах Второй мировой войны. Три миллиона жителей Беларуси или, другими словами, каждый третий не вернулся домой. Казалось бы, что про Вторую мировую войну мы знаем почти все, однако даже в день 76-ой годовщины нападения гитлеровской Германии на СССР остается больше вопросов, чем ответов.

Через почти два года после начала Второй мировой, 22 июня 1941-го года война пришла и в СССР. В советской историографии следующие четыре года назвали Великой Отечественной войной.

В Бресте начало войны уже не первый год вспоминают с помощью таких военно-исторических реконструкций. Мероприятие получило название «Последний день мира».

Как известно из хроник и документов, история Бреста во Второй мировой войне началась не с обороны Брестской крепости. Жители современного города вряд ли увидят на улицах реконструкции совместного советско-немецкого парада, который прошел 22-го сентября 1939-го года, после вторжения гитлеровских войск в Польшу.

«Земляки из Бреста, организуйте и реконструкцию того, как 22 июня разбежались НКВДшники, охранники тюрьмы. Организуйте реконструкцию депортаций, которыми занимались будущие защитники, бойцы конвойного полка НКВД, который размещался в крепости», – так комментирует подобные реконструкции шеф-редактор издания «Наша Ніва» Андрей Дынько.

Он называет такой подход к истории «полуправдой на заказ». Для западных белорусов война началась раньше.

«Первые погибшие именно с 1-го сентября 1939-го года. А потом до 1941-го года, вы знаете, многия попали в плен. И эти парни, с западных территорий, ждали до 1941-го года. Потом судьба у них складывалась по-разному», – отмечает историк Кузьма Козак.

Но какими были первые дни после нападения Третьего рейха на СССР? Многие историки соглашаются, што совесткая армия была не готова, а Сталин последовательно отрицал возможность нападения. Архивные отчеты военачальников того времени сегодня впервые опубликовало Министерство обороны России.

«Даже в ночь на 22 июня я лично получил приказание от начальника штаба фронта Кленова в весьма категорической форме – к рассвету 22 июня отвести войска от границы, вывести их из окопов, что я категорически отказался сделать и войска оставались на позициях. Вообще чувствовалась большая нервозность, несогласованность, неясность, боязнь «спровоцировать» войну», – так описывал события тех дней генерал-лейтенант Петр Собенников.

К методом ведения Иосифом Сталиным войны остается много вопросов. Человеческие потери СССР, страны-победителя, составили почти 42 млн военных и мирных жителей. Жертвы нацистской Германии – 12 млн.

Вместе с тем, в современной России, правопреемнице Советского Союза, военную политику Сталина критикуют все меньше. 20 лет назад колоссальное число жертв треть опрошенных россиян объясняло жестокостью генералиссимуса. В 2017-м году таких людей – 12 %. Для Беларуси вторая мировая вайна – это потеря трех миллионов человек, каждого третьего жителя.

Кузьма Козак оценивает значение войны:

«Она разрушительная, она отвратительная, и на примере отвратительной войны, можно все-таки строить и образовательные программы, и людям показывать, что война это катастрофа».

Вопрос только, должна ли память про разрушительную войну идти рука об руку с восхвалением милитаризма?

Смотрите также
Комментарии