Вот так Как ФСБ ломает судьбы молодых людей


Ищут давно, но не могут найти. Дорогомиловский суд Москвы продлил срок содержания под стражей фигурантам дела «Нового величия» до середины сентября.

Двух с половиной месяцев следствию оказалось недостаточно для сбора доказательств. Устав организации, которую пытаются признать экстремистской, писали сотрудники ФСБ. Кроме них в группировку входило 9 человек. Екатерина Линникова встретилась с родителями задержанных и выяснила, кого в России пытаются признать особо опасными преступниками.

Разводила волнистых попугайчиков, подрабатывала в ветклинике, мечтала стать биологом и любила мультик про пони. Аня Павликова была обычным московским подростком, пока в дом не пришел ОМОН.

«Приоткрываю дверь, и сразу получаю в лоб удар. И меня кладут сразу. Руки за голову, лицом в низ», – рассказывает Дмитрий Павликов, отец Анны.

В квартиру ворвалось около двух десятков бойцов, с автоматами и в балаклавах. Что этот отряд в компании сотрудников ФСБ приехал задерживать их 17-летнюю дочь, родители поняли не сразу.

«Смеясь, говорили: как вы относитесь к Навальному? Ходили ли вы на митинг Немцова, ходили ли на митинг к Навальному? Аню называли революционерка-оопозиционерка», – продолжает Дмитрий Павликов.

Во время обыска в квартире нашли устав малоизвестной оппозиционной организации под названием «Новое величие». Родители, правда, уверены – подбросили. На Аню надели наручники и увезли в СИЗО. Обвинение – экстремизм. Это до 10 лет лишения свободы. Подозреваемая, кажется, до сих пор до конца не осознала, что произошло.

«У нее самые большие переживания, что она собаку не увидит. Я когда на первое свидание пришла, она говорит: мам, я, когда собиралась, мне не дали с собакой попрощаться», – рассказывает Юлия Паликова, мама Анны.

Вместе с Аней по делу «Нового величия» задержали 9 человек. Шестеро находятся под стражей, еще трое – под домашним арестом. Группировку раскрыли трое внедренных сотрудников ФСБ. Из материалов дела, правда, следует, что они же ее фактически и создали. В организации из 13 человек трое были сотрудниками спецслужб. Это они написали устав, снимали помещения для встреч и раздавали молодым людям задания – расклеить листовки или пойти на митинг – и убеждали не покидать организацию.

«Они эту организацию создали, воспользовались неграмотностью молодых людей разных. Если вдуматься, 10 молодых людей от 17 до 22 лет – какую угрозу конституционному строю могут представлять? Тогда что же у нас за система, которой могут угрожать 10 молодых людей», – говорит правозащитник Алла Фролова.

Один из фигурантов дела, Руслан Костыленков, дал признательные показания. Правозащитники, правда, уверены, что под давлением. Глядя на эту запись, не очень понятно даже, в чем именно признается задержанный.

«Планировали организовывать митинги, участвовать в митингах, делать акции прямого действия против сотрудников правоохранительных органов», – говорит в «признании» Руслан Костыленков.

Срок задержания всем подозреваемым Дорогомиловский суд Москвы недавно продлил до 13 сентября. Двух с половиной месяцев следствию оказалось недостаточно для сбора доказательств.

В так называемом «аквариуме», за полицейским оцеплением пятеро человек. Большинство – очень молодые люди. Вердикт суда слушают с растерянными лицами. Единственная девушка здесь – Мария Дубовик, подруга Анны Павликововй, она на год старше. Родители до сих пор не верят, что еще три месяца дочь проведет в СИЗО.

«Ну не могло у нее быть никаких оппозиционных настроений. К нам летом, как-то мы разговаривали о политике, из-за границы приезжал человек, мы смеялись, что он разбирается в нашей политике лучше, чем она», – отмечает Наталья Дубовик, мама Марии Дубовик.

19-летняя студентка ветеринарной академии подружилась с Аней Павликовой год назад, на почве любви к животным. Задерживали девушек в один день.

«Я в это окошко посмотрел, стоит человек с автоматом, в балаклаве, в полном обмундировании, в бронежилете, с каской. Открывайте дверь. Говорю: вы кто? «Здесь проживает Мария Дубовик?» Да», – рассказывает отец Марии Сергей Дубовик о том, как к нему домой пришли с постановлением об обыске.

У Маши изъяли несколько листовок и задержали. Родители уже изучили всю переписку дочери и страницу «Нового величия» в социальной сети. Но так и не поняли, в чем именно девушка провинилась.

Сейчас все ее письма только отруки, на тюремных бланках. Свидания два раза в месяц. Еще дважды можно передать передачу. Родители уже успели выучить тюремные правила.

«Ребенок не курит, но приходится передавать сигареты. Тоже открывать все коробки, в пакетик все выкладывать. Потому что сигареты являются там своего рода как валюта», – продолжает Наталья Дубовик.

Срок задержания Ане Павликовой продляли отдельно. В ее камере объявили карантин. Суду пришлось решать юридическую коллизию. Карантин заканчивался позже, чем срок заключения под стражу. Чтобы не выпускать подозреваемую, рассматривать дело решили заочно. Несмотря на протесты адвокатов. Заседание уложилось минут в 15. Судья его открыла, запретила видеосъемку, и ушла выносить решение. Полностью проигнорировав протокол, по которому полагалось допросить свидетелей и заслушать прения сторон.

«Она просто, судья, что делает – зачитывает материалы дела, спрашивает у следствия, есть ли еще дополнения, они говорят нет – следователи и прокурор – она вскакивает и убегает на постановление», – отмечает адвокат Ольга Карлова.

Адвокаты собрались подавать апелляции и обращаться в Европейский суд по правам человека. Впрочем, в то, что подопечных удастся вытащить из СИЗО, даже юристы верят слабо. Страница группировки «Новое величие», которая, по версии следствия, является экстремистской и особо опасной, тем временем, остается открытой.

Екатерина Линникова, belsat.eu

Фотоснимок на заставке к видео Mikhail Japaridze/ TASS/ Forum

Смотрите также
Комментарии