Объектив 12.01.2018 Год за патрон. Почему государство прицепилось к художнику?


Бывшего фигуранта «Дела патриотов» Андрея Белявского признали виновным в незаконном хранении боеприпаса в собственной квартире. А именно – патрона от автомата Калашникова. В качестве наказания Белявского приговорили к одному году ограничения свободы без направления в исправительное учреждение.

Патрон к автомату Калашникова, найденный сотрудниками спецслужб в его квартире во время обыска накануне Дня Воли, признали боевым. А Андрея – виновным в незаконном хранении боеприпасов. Судья удовлетворила запрошенное накануне прокурором наказание один год «домашней химии». Обвиняемый заявил, что собирается обжаловать приговор.

Уголовное преследование Белявского за патрон начали сразу после того, как Следственный комитет закрыл дело «Белого легиона». По нему арестовали 35 человек, сначала вроде бы за подготовку массовых беспорядков, а после – за создание незаконного вооруженного формирования. Белорусское государственное телевидение показало пропагандистский фильм «Белый легион черных душ». В результате дело закрыли, но остались претензии к Белявскому: во время обыска из его квартиры забрали патрон. Андрей же утверждает, что нашел его в приобретенном автомобиле, принес домой и забыл. На заседании же признал вину, что сразу не избавился.

Статья, которую инкриминировали Андрею Белявскому, предусматривает наказание в виде исправительных работ или до семи лет заключения. Однако и ограничение свободы на год мягким приговором не назовешь. К примеру, гражданина Франции Жолана Вио, который в прошлом году собирался провезти через белорусскую границу пистолетный патрон в качестве сувенира, признали невиновным.

Наказание в виде штрафа запрашивал прокурор для француза с патроном. Для бывшего фигуранта «Дела патриотов» на уступки – наказание ниже предусмотренного минимума – государственный обвинитель не пошел. Если приговор обжаловать не удастся, Андрей Белявский останется в подвешенном состоянии, так как любой условный приговор даже при мелком нарушении может быть переведен в реальный срок.

Александр Папко, «Белсат»

Смотрите также
Комментарии