«Я могла там легко умереть». Задержанная врач – о пытках силовиков, которые знают, «что им ничего не будет»

В это воскресенье, 8 ноября, медик Ирина Маркелова вместе со своими соседками гуляла по Минску. Но вечер закончился совсем не по плану: ее задержали в районе Немиги. Врач рассказала «Белсату» о газе в автозаке, досмотре с раздеванием и пытках голодом.

Врач Ирина Маркелова рассказывает о пережитых пытках в Жодино. Фото: архив героини

Жизнь разделилась на «до» и «после»

Ирина Маркелова вместе со своими подругами пошла гулять в воскресенье 8 ноября на Немигу. Дошли туда они в районе 15 часов.

«У нас было хорошее настроение, мы пели песни. Шли в сторону ГУМа. Но там все перекрыли, поэтому мы вернулись на проспект Победителей», – вспоминает Ирина.

Когда Ирина вместе с подругами возвращалась в сторону Немиги, начался дождь, и они раскрыли бело-красные зонтики. В этот момент сзади подъехали автозаки, оттуда выгрузились мужчины в черном.

«Они подошли ко мне и сказали: «Пройдемте!». А потом всех нас загрузили в автозак, 32 человека», – рассказывает собеседница.

В автозаке произошел эпизод, который перевернул жизнь Ирины.

«Мы почувствовали какой-то запах, будто газ пустили. Все стали кашлять. А потом я не смогла дышать. У меня впервые в жизни произошел ларингоспазм такое состояние, когда голосовые связки смыкаются и ты не можешь сделать ни вдох, ни выдох. Соседки начали кричать, что мне плохо, но дверь была закрыта и никто из силовиков не слышал. Меня подвели к двери, приоткрыли решетку, стало легче. Но потом опять пустили газ».

Потом дверь открыли, а автозак проветрили. Туда зашли омоновцы, и они начали буквально забрасывать ребят. Их сильно избивали, ставили в позорные позы: так, чтобы они втыкались лицом в задницы других. Также постоянно били дубинками.

«Я там поняла, что могла там легко умереть», – говорит она со слезами в голосе.

Врач Ирина Маркелова. Фото: архив героини

Бело-красно-белый флаг использовали как тряпку

Автозак несколько часов ехал в заводской РУВД. Врач говорит, что после приезда они еще около 15 минут стояли на улице, повернувшись лицом к стене. Потом задержанных завели в актовый зал.

«Там было примерно сто человек: и мужчин, и женщин. В РУВД я заметила, что некоторые были избиты, некоторые хромали. У части задержанных лица были отмечены краской, обрезаны волосы. У меня забрали серьги и крестик. Украшения так и не вернули», – описывает пережитое Ирина.

Оформление в РУВД закончилось около 12 часов ночи. Дальше людей погрузили в автобус и увезли в Жодино.

На входе в автозак, как и на входе в тюрьму, лежал бело-красно-белый флаг – его использовали как тряпку. Одна женщина пытались не наступить на флаг, так ее ударили дубинкой.

Ирина говорит, что в Жодинской тюрьме очень грубо разговаривали с задержанными. Ругались, угрожали применить физическую силу при любом случае. Персонал тюрьмы вынуждал ходить вприсядку, над тем, у кого не получалось из-за больных ног, издевались.

Переполненные камеры, нехватка воздуха

На этом пытки не закончились. В Жодинской тюрьме задержанных заставили стоять с заведенными за спину руками, ладонями к верху. Из-за неудобства позы очень быстро начали затекать руки.

Далее задержанных осмотрели.

«Нас раздели догола, даже просили показать промежность», – дрожащим голосом рассказывает Ирина.

Около 4-х часов утра задержанных отвели в камеры. Там было 6 металлических поверхностей для лежания, сделанные из металлических пластин, без матраса. Ирина говорит, что ей повезло с одеждой – она надела лыжный костюм. Но другие очень страдали: на таких «кроватях» больно и холодно лежать.

Примерно в 5:30 в камеру привели еще 13 задержанных женщин. Всего в камере стало 25 человек на 6 мест, даже не было возможности сесть. В душном помещении не хватало воздуха.

«Били по кистям рук, ломали пальцы, много ЧМТ». Врачи сравнивают разгон 8 ноября с августовскими событиями

«В камере мы слышали, как издевались над задержанными ребятами. Раздавались удары дубинками, они бегали, но вроде без обуви или даже на коленях. Мы слышали топот, но он был слишком тихий».

Примерно в 7 утра одной женщине, больной сахарным диабетом, стало плохо. Из-за особенностей болезни и лечения она должна есть каждые 2-3 часа. Но задержанных никто не кормил.

«Стучали в дверь, пытались вызвать помощь для женщины. Но никто не пришел. Там можно было умереть и ничего не было бы! – возмущается Ирина. – В итоге мы докричались до какого-то сотрудника и тот принес женщине три маленьких куска хлеба. Остальных же так и не покормили».

Собеседник говорит, что камеры в Жодино сейчас переполнены – видела на полу в тюрьме очень много вещей.

Суд

На следующее утро начался суд. Многим давали штрафы. У Ирины есть несовершеннолетний сын, поэтому сутками ее наказать не могли. На суде она говорила, что вместе с другими шла в церковь. В итоге дело вернули на доработку – следующее заседание состоится 23 ноября.

Даже во время суда с задержанными очень грубо разговаривали.

«Был такой мужчина, который говорил: «Если вы не заткнетесь, я буду вынужден применить силу!» Они разговаривали с нам, будто мы стадо баранов», – вспоминает Ирина.

Когда Ирину освободили, на выходе ее встретили волонтеры в Жодино. Из тюрьмы домой ее отвезла соседка.

ОМОН во время «Марша народовластия» в Минске. 8 ноября 2020 года. Фото: АВ / Vot Tak TV / belsat.eu

Удовольствие от издевательств и власти

Она убеждена, что никакой целесообразности в пытках не было.

«Они хотят нас запугать, сломать. Видно, что некоторые от этих издевательств над нами получают удовольствие. Не только от издевательств, но еще от власти. Они осознают, что могут делать с нами что угодно, и им за это ничего не будет», – подчеркивает женщина.

После пережитого Ирина говорит, что пока не планирует гулять на акциях протеста. «Буду отдыхать», – говорит она.

Ирина была в одном автозаке и РУВД с задержанной в воскресенье Мисс Беларусь Ольгой Хижинковой. Она говорит, что была в шоке, поэтому не обращала внимание. Но другие женщины потом передавали ей, что Ольгу узнали.

«Какие-то молодые милиционеры обсуждали ее как модель, говорили, что «она же уже старая».

«Сначала мы не успевали спасать жертв коронавируса, сейчас – жертв насилия силовиков». Медики – о том, почему протестуют

Активизм дело семейное

Семья Маркеловых давно занимается гражданским активизмом. Сын Ирины Петр Маркелов – соучредитель нескольких общественных движений, его неоднократно задерживали силовики.

Активист Петр Маркелов о сутках на Окрестина: «Это настоящее издевательство!»

Ее муж Дмитрий Маркелов, также врач, был задержан 2 ноября за участие в акции солидарности медиков с отчисленными студентами. За выражение своей гражданской позиции он был арестован на 8 суток. На свободу Дмитрий выйдет 10 ноября.

Семья Маркеловых на праздновании БНР-100. Фото: архив героини

Ирина подчеркивает, что сейчас многие протестуют семьями.

«Я разговаривала со многими людьми, когда гуляла, была в автозаках и РУВД, ждала у РУВД данных, передавала передачи, ждала судов. Они рассказывали истории своих семей. Все борются семьями. Кто не может выходить – поддерживает другими способами, перечисляет деньги, вывозит людей из опасных мест. Быть среди таких людей – главный источник вдохновения», – говорит она.

Справка

  • По данным правозащитного центра «Весна», за всю избирательную кампанию в Беларуси задержали не менее 16 тысяч человек.
  • Белорусское правозащитное сообщество признало политзаключенными 121 человека.
  • По данным правозащитников, 8 ноября задержали 1055 человек. Это самая массовая волна репрессий в Беларуси после августа.
  • Международный комитет по расследованию пыток требует у Следственного комитета возбудить уголовные дела за применение спецсредств и акты насилия на марше народовластия.
  • Генеральная прокуратура Беларуси 9 ноября объявила, что передала в суд более 100 дел, связанных с массовыми залогами и насилием в отношении сотрудников органов внутренних дел. Вместе с этим, ни одно дело о пытках не было возбуждено.

Ксения Тарасевич/МВ belsat.eu

Новости