“Я буду жить вечно”, или что происходит в головах диктаторов. И их детей



В день рождения “последнего диктатора Европы” (который он, кстати, перенес с 30 на 31 августа) и его младшего сына мы побеседовали с психологом — специалистом по кризиной психологии с многочисленными публикациями — и узнали, что происходит в головах людей, которых мы называем диктаторами, какие дети вырастают в их семьях, и что их самих приводит к стремлению править вечно. Наш собеседник пожелал остаться анонимным.

Диктаторами рождаются или диктаторами становятся?

Скорее, становятся. Можно, конечно, говорить о том, что люди рождаются с некоторыми склонностями к тому или иному поведению. Существуют, например, психолого-психиатрические предпосылки к развитию истероидных черт характера, деспотичности или, наоборот, гиперчувствительности. Но предпосылка – не является готовым качеством личности. Скорее взаимоотношения с окружением, средой, в которой человек растет, те формы и модели поведения, которые он усваивает и реализует,  задают его поведение в дальнейшем.

К счастью, нет гарантированного превращения милого ребенка в диктатора. Все-таки  у каждого человека есть возможность совершать выбор относительно своего поведения. возможность такого сознательного отношения к тому, как ты себя ведешь появляется примерно с подросткового возраста, и в дальнейшем мы ожидаем от взрослого человека сознательного и ответственного поведения, которое учитывает желания и потребности других людей. На психофизиологическом уровне за  сознательный выбор отвечает кора больших полушарий головного мозга, имеющая свой срок созревания.

Первая «самостоятельная» поездка Коли Лукашенко

Однако, гораздо важнее для поведения ребенка  более ранние подкорковые структуры головного мозга, которые содержат информацию об автоматизированных навыках, усвоенных моделях поведения, бессознательных привычках и реакциях.

Поскольку ребенок растет в определенной системе отношений, то у него закладываются определенные нейронные пути как основа поведения и эмоциональных реакций.

Если ребенок привыкает, например, к манипуляциям и давлению как способам достижения своей цели, к тому, что можно обижать других – и тебе ничего за это не будет, что другие даже не сообщают о том, что им плохо или хорошо – то он может и в сознательном взрослом возрасте вести себя таким же образом, не понимая, «а что тут такого».

Идеальная среда, для того, чтобы стать диктатором, – какая она?

Это среда непредсказуемая, без четких правил и последствий от своих действий, потакающая и все дозволяющая или, наоборот, подавляющая любую человечность, где главное – выжить и каждый сам за себя. Это среда, где нарушены проявления любви и требовательности, их пропорциональности, устойчивости и силы выраженности.

Хорошо — это когда все делают, как я хочу, плохо — когда мне не подчиняются

Каковы психологические особенности детей, из которых могут вырасти диктаторы?

Во-первых, это такое черно-белое мышление, они не чувствуют нюансов, они могут не понимать где уместна, а где неуместна какая-то шутка, когда что-то причиняет другому боль, где надо остановиться и перестать что-то говорить и делать. В свое время близкие взрослые непоследовательно  реагировали на их слова и действия, на потребности, просьбы и плач, то игнорируя, то потакая там, где ребенок требовал то, что ему было по силам сделать самому. То мы запрещаем играть на планшете, то тут же разрешаем, стоит только упасть на пол и громко покричать.

Поэтому у таких детей не формируется четкая система координат, что такое хорошо, и что такое плохо. Хорошо для них — это когда я могу добиваться своего, и когда все делают так, как я хочу. Плохо, если мне не подчиняются, меня не слушают.

Во-вторых, в эмоциональной сфере они первоначально тревожны, а потом становятся менее чувствительны к своему состоянию и состоянию других. Поначалу нечувствительность — это способ защиты, чтобы существовать в непредсказуемых или даже агрессивных условиях. Они менее эмпатийны, не ориентируются на потребности другого человека. И в-третьих, это поведенческая сфера, модели поведения. Это «чуть что» — защитно-нападающие реакции как будто кругом враги, склонность к вспыльчивости и ситуативным решениям «на эмоциях», лидерские склонности, а также это те модели, которые дети видят в окружении. Простой тест: как в семье принято реагировать на разбитую чашку – спросить, не порезался ли или накричать?

Диктаторы и их дети не чувствуют себя в безопасности

На самом деле, дети диктаторов не чувствуют себя в безопасности. А так как это базовая потребность человека, то мы пытаемся ее достичь любой ценой. И здесь, когда мы видим обостренную потребность в безопасности у детей диктаторов с одной стороны,  а с другой — примеры насильственных методов ее достижения, и складываем их воедино, — то получаем хорошо работающий механизм агрессивного поведения в отношении людей, которые создают угрозу  благополучия.

Может ли, например, диктатор и при этом отец-одиночка воспитать нормального ребенка?

Вообще воспитать ребенка в неполной семье достаточно сложно. Один отец-одиночка  рискует «не додать» теплых личностных отношений, наполненных  сочувствием и поддержкой. У отцов вообще преобладает предметная ориентация, любовь «за достижения»: нужно показать мальчику: как вести себя в обществе, чего требовать и что давать, как работать. Ребенок в итоге «заточен» на внешние, практические признаки успеха, имеет ограниченные представления о моделях поведения. Кроме того, если мы говорим об эмоционально нечувствительном отце, то чем меньше ребенок, тем больше у него будет выражен т.н. эмоциональный голод – стремление быть максимально рядом со своим взрослым или беспорядочный поиск и привязанность хоть к кому-то, кто может выразить ему симпатию.

Если ребенок такого же психологического типа как и родители, то сходство проявляется в большей степени. В системе таких патологических отношений, где вместо близких теплых связей, формируются предметные, формальные схемы психологического поведения, никто не может дать гарантий, что ребенок не будет использовать привычные ему модели поведения.

Мне нравится это, значит, оно нравится и тебе тоже

Что касается отношения к собственным детям. То есть два пути, первый — когда диктаторы не идентифицируют себя со своими детьми. Второй путь — выраженной идентификации, проекции, когда мой ребенок — это мое продолжение, и ему приписываются собственные желания, мечты. Мне нравится это, значит и тебе тоже.

Здесь возникает проблема, ребенок встает перед задачей либо унаследовать родительские желания, стремления, амбиции, родительскую систему оценок, либо искать свое. Если он ее наследует, то мы получаем в полном смысле наследника. Такой ребенок отождествляет себя со значимым взрослым, а родитель — это всегда значимый взрослый для ребенка. Пытается быть таким, как мама и папа любят. Либо начинает сопротивляться, делать назло и поперек, что, однако, не значит, что растет противоположная личность. Он зависит от установок и желаний взрослого, чтобы идти против них, иначе он не знает, куда идти. А когда возникает необходимость отделения от родителей, самоопределения и самоидентификации, такой ребенок сталкивается с проблемой сепарации, может терять свою волю и плыть по течению родительских установок. Из таких детей вырастают бесхребетные, «капризные» диктаторы.

Не знаю, что у вас там за пробки, я в пробках не стою

Диктаторы всегда держатся за власть. Чем можно объяснить их стремление сохранить свой пост как можно дольше?

Диктаторская власть дает контроль, дает уверенность. Я контролирую, я чувствую внутреннюю силу, я чувствую себя благополучно и безопасно. Я многого достиг, я богат, меня все любят, я — альфа-самец. Это инструмент создания значимости личности. Это и титулы (официальные и не очень).

Кроме статуса, эти руководители начинают лезть в сферы, в которых они не сильны. Они писатели, спортсмены и тд. Они теряют обратную связь с миром. Со временем, они перестают воспринимать адекватно реальность.

Один из весомых мотивов — это деньги. Можно быть бедным и агрессивным (Сталин — прим. belsat.eu), а можно сфокусироваться на деньгах, а не на унижении других людей.

Основными мотивами удержания власти являются стремление взять под контроль удовлетворение остальных  потребностей: это те же базовые потребности в безопасности, в получения жизненных благ (еда, жилье), в социальном признании и в самореализация. Власть позволяет достаточно быстро их удовлетворить. Можно идти учиться играть в хоккей, а можно создать команду неумех под себя.

Я буду жить вечно

Что движет диктаторами в момент передачи власти?

Это болезненный момент для них. Мотив удержания всего так, как есть. сохранение состояния собственной стабильности и незыблемости. Авторитарные личности свято верят в то, что никто, кроме них не знает как нужно делать правильно. «Если я все это отпущу, все рухнет».  Но человек, если не движется вперед, то начинает загнивать в психологическом смысле: черствеет, катится по накатанным рельсам и перестает допускать к себе новую информацию.

В психике каждого человека есть такая коварная штука, как позитивные иллюзии. Иррациональное ощущение, позитивная иллюзия бесконечности нашего существования, есть у диктаторов. Поэтому, при передаче власти преемнику есть расчет, что все останется как есть. Я смогу управлять тем, кому передал власть. Диктаторы не планируют умирать.

Патологические склонности, которые не тянут на диагноз

Можно ли диктаторов назвать психически больными людьми?

Чаще всего, нет и мы имеем дело с вариантом нормы. Могут быть патологические типажи, патологические склонности, которые, однако, не  являются клиническим диагнозом болезни. Такая реакция на авторитарных людей — это лишь наше эмоциональное восприятия их сумасбродства и неадекватности поступков. Заболевания там нет, но часто есть снижение критичности к себе. Они не чувствительны к обратной связи – ее просто не подпускают, не признают критики по отношению к себе. Со временем сниженная критичность все больше усиливает неадекватность поведения. Существуют также  психопатии, которые еще не являются болезнью. Это такие пограничные состояния, которые еще не лечатся, но уже невыносимы в обществе.

Власть — это ответственность

Что такое власть? Власть — это ответственность.

А вот то, что происходит с диктаторами — это лишь одна сторона медали, это получение власти без принятия на себя ответственности за последствия.

Человек хочет чувствовать себя эффективным, стремится к контролю над происходящим, но при этом избегает ответственности за то, что делает. Поэтому это такое искаженное понятие власти. Можно ли рассчитывать на  моральную ответственность таких людей? трудно, к сожалению, часто она возникает лишь после ответственности социальной.

К сожалению, большинство свергнутых диктаторов ищут приюта у таких же диктаторов, а их потомки зачастую пытаются вернуть себе власть своих отцов.

Читайте также:

Беседовала Инна Ченчевик

Смотрите также
Комментарии