Павел Лузин: у России 80 тысяч боеспособной армии


Почему агрессия России против Беларуси маловероятна? А также о безопасности, будущих учениях «Запад-2017» и о возможных сценариях действий России в случае внутриполитической нестабильности в Беларуси интервью Алины Ковшик с Павлом Лузиным, российским экспертом по международным отношениям.

Беларуская дипломатия радостно отмечала 25-летие дипломатических отношений нашей страны. Если говорить про отношения с Россией уже 21 год наши власти стараются строить так называемое союзное государство. Некоторые эксперты говорят, что, то, что сейчас происходит в российско-беларуских отношениях можно назвать закатом интеграции, тем не менее планы у властей грандиозные. Как это выглядит со стороны Москвы? 

Вопрос сложный и многогранный. За два десятилетия союзного государства утекло много воды, пролито много слёз, взаимных обид. Изначальная цель, которая ставилась в 90-ые годы Союзного государства, это как раз реинтеграция Беларуси в российское пространство и возрождение, восстановление какого-то советского варианта. Отсюда же потом возникает и идея таможенного союза и Евразийского, куда кроме Беларуси и России вовлечены Казахстан.

Тем не менее, это не работает так, как им бы хотелось.

Конечно не работает, потому что России нечего предложить в плане будущего для тех стран, с которыми она строит интеграцию. Соответственно в отношении Беларуси какой расчёт строится: Беларусь как наиболее близкий партнёр экономически зависит в гораздо большей степени чем кто бы то ни был на постсоветском пространстве от России. Может еще Армения, но у Армении нет с Россией прямой границы. Соответственно в Кремле полагают, что Беларусь никуда от нас не денется. И на самом деле Лукашенко и его режим Кремль очень устраивает. Почему? Потому что главную угрозу себе, кремлёвскому режиму российская власть видит не в цветных революциях, как она постулирует уже с 2004-го года, а главную угрозу себе она видит в возможности на постсоветском пространстве какого-то модернизационного проекта, который покажет насколько российская ситуация убогая, политическая и экономическая в синтезе.

А что это может быть за проект? Украина?

Возьмём раньше, реформы Михаила Саакашвили в Грузии. Они были мощнейшим раздражителем для Кремля. Они во многом послужили тем драйвером для войны российско-грузинской 2008 года. По большому счёту, это самая настоящая ненависть, с которой Кремль реагирует на Саакашвили, как раз проистекает из тех реформ, которые он проводил в Грузии.

С какими эмоциями Кремль смотрит на заигрывания Лукашенко с Западом в последнее время? Какие эмоции Лукашенко сейчас вызывает в Кремле?

Лукашенко раздражает Кремль. Другой вопрос, что Кремль более-менее научился с этими действиями беларуской власти работать и сосуществовать, потому что в Кремле понимают, что у Лукашенко на повестке нет проекта развития Беларуси, нет идеи реформ. По большому счёту, не то что проекта, нет желания эти реформы проводить, нет понимания, как их проводить. Поэтому в Кремле спокойны. Хорошо, он может делать какие-то реверансы в стороны Варшавы, Брюсселя…

Но он никуда не денется.

Он никуда не денется.

Выставка, которая не так давно прошла в Минске началась с интересного сценария, что зелёные человечки прорывались через беларускую границу и наша доблестная армия давала им отпор. Эксперты говорят, что если бы случилось что-то подобное, какие-то сепаратисты захотели захватить Беларусь, то мы можем их задержать. Насколько это реально?

Я бы сказал, что это реально, по какой причине? Беларуская армия, будучи частью ОДКБ и тренируясь много лет, те же «Запад-2017», очень хорошо знает, каким действиям на поле боя готовится Россия. И она учится этому же. Она примерно представляет, что будет делать Россия. Если украинская армия за три года научилась справляться с вооружёнными частями и бандами в Донецке и Луганске, то в общем-то у беларуской армии времени на подготовку было гораздо больше.

Ну, и сценарии более или менее ясные.

Важно понимать, Беларусь в количественном отношении в плане населения меньше Украины. Но и у России не бесконечные силы. Хотя армия формально у нас заявлена в миллион человек, в реальности 700-750 тысяч, но из них боеспособных, кто может проводить операции на сегодняшний день, не более 80 тысяч человек. По моим оценкам.

Не так много.

Этого достаточно, чтобы разгромить какое-то регулярное соединение, но недостаточно, чтобы проводить оккупацию.

У нас очень многие пугают учениями «Запад-2017», которые состоятся скоро. Так ли страшен чёрт, как его малюют, и насколько серьёзно в Москве рассматривают сценарий вооружённого захвата Беларуси?

Вообще учения «Запад» проводятся регулярно, раз в два года.

Эти буду беспрецедентно большие.

Российская армия, особенно с приходом министра Шойгу, очень любит пиар и громкие заявление, и это слово «беспрецедентный». У них каждые учения абсолютно беспрецедентные. Важно понимать, что учения на территории Беларуси российская армия проводит уже много лет. Учения, в легендах которых иногда предполагается использование тактического ядерного оружия. Т.е. в этом плане эти учения почему вызывают такое пристальное внимание, потому что со времён предыдущих учений там утекло много воды. Взаимные обиды, политическая ситуация другая, и в Беларуси она изменилась. Потому что насколько я знаю беларуский президент основательно почистил военный генералитет. Почистил от людей, которые слишком с большим пиететом относились к Москве. Поэтому получив ожог на «молоке» – на Крыме, Донбассе, дуют на воду. Тем более что каждый год для снабжения российских баз фрахтуются двести вагонов, а сейчас 4 тысячи, с этой же истории всё началось, то конечно это напрягает Минск и это нормально. Это здоровый реализм. Опять же возможно ли какое-то вооружённое вмешательство России – оно возможно, вероятность не нулевая, в случае, если Лукашенко решит уйти от власти или передать власть преемнику, устроить свободные выборы или какой-то вариант демократического транзита. Или если в Беларуси начнутся массовые выступления.

Так это представляют. А какой ваш прогноз на ближайшие полгода, что может произойти в российско-беларуских отношениях?

Я думаю, что кроме запрета сыра, молока и беларуских креветок, наверное, никаких эксцессов быть не должно. У Кремля на носу выборы, пусть управляемые, но это процедура довольно сложная. Я понимаю, что в Кремле сидят может не всегда адекватные люди, но, наверное, не самоубийцы. Потому что агрессия против Беларуси, даже прикрытая словами, что это внутреннее дело и Союзное государство, будет означать санкции, от которых Россия может не оправиться.

Интервью вышло в программе «ПраСвет».

Другие темы программы:

Дипломатия Лукашенко. Успех или поражение Беларуси? 

Растет экспорт оружия, но укрепляется ли белорусская армия?

НАТО Дональда Трампа: Помогите нам бить террористов, а мы вас защитим

Кто такие симики? Другое лицо украинской армии — в нашем репортаже с Донбасса

Смотрите также
Комментарии