Литовцы не могли поверить. Реактор БелАЭС лежит под крышкой без стен

Wideo

«Росатом» заявляет, что отходы будут перерабатываться в России, но не говорит, что дальше: будут ли они возвращаться в Беларусь или оставаться в России

Что будет с ядерными отходами БелАЭС, не известно до сих пор, а Беларуси атомная станция уже не нужна. Как выглядит строительная площадка в Островце, на которую почти не пускают журналистов? А также о том, почему не произошло двусторонней встречи Лукашенко и Путина в Минске, – в интервью с журналистом польского издания «Dziennik Gazeta Prawna» Михалом Потоцким, который только что вернулся из Беларуси.

Большой саммит, 25-летие ОДКБ, съехались все важнейшие руководители стран, был Путин в Минске, а такое случается редко. Почему не состоялась встреча, и не решены все вопросы, которых в последнее время накопилось много?

С Путиным и Лукашенко никогда не бывает неинтересно. Как раз это следующее доказательство. Я думаю, когда мы говорим об отношениях двух авторитарных стран, тут очень часто есть личные причины для таких сюрпризов. Я думаю, что вполне возможно есть какие-то личные причины, но тоже не секрет, что между Минском и Москвой существуют различия по поводу интеграционных вопросов внутри Евразийского союза, который строится. Есть, конечно, вопросы и военных баз, о которых Беларусь и Россия уже говорят много лет. Я думаю, у нас нет пока никаких доказательств, потому что никто ничего не объясняет. Но тут могут быть и личные причины, и политические. Просто лидеры двух стран не договорились о чём-то, и не о чем говорить.

А какие личные причины могут быть? Личная неприязнь, чего-то не поделили?

Например, о чём-то не договорились. Может быть, команды президентов не договорились о какой-то конкретности данной встречи, и тогда встреча просто не происходит. Это нормально и в демократиеческом мире. Скажем, если команды лидеров не договорятся о чем-то конкретном, не подготовят правильно этой встречи, тогда встречи отменяются. Т.е. это, конечно, спекуляции, потому что я ничего не знаю об этом, и никто не знает, какие там реальные причины.

Буквально несколько дней назад вы вернулись из большой поездки, где изучали все, что происходит вокруг Островецкой АЭС. Вы были как на белорусской стороне, так и на литовской. Станция сейчас на стадии завершения стройки: 89% работ уже закончены. Что вас поразило? Что вам показали? Ведь мы знаем, что Островецкую АЭС скрывают от журналистов, особенно иностранцев.

Нам говорили, что мы пятые, если говорить о журналистах, которые посетили АЭС в этом году. Но, конечно, среди этих пяти групп были белорусские и российские журналисты. Действительно очень сложно получить разрешение на посещение электростанции. Мы добивались 2,5 месяца. И только за день до визита на площадку разрешили войти туда. Мы даже в Минск ехали, не зная, будет ли вообще возможность посетить ее. В худшем сценарии мы думали, что поедем в Островец, войдем в инфоцентр, который расположен в городе. И ничего больше не получится. У нас получилось, мы были на площадке.

Мы были в специальном центре, где происходит обучение специалистов, которые будут работать на АЭС. Нам не разрешили всего фотографировать, у нас была возможность фотографировать только из одного конкретного места и только определенный вид стройки без окрестностей. Нам это объясняли безопасностью. Электростанция почти уже готова. Первый блок почти готов. 89 % готовности – это в среднем по двум блокам. В 2019 году первый блок уже должен работать, а второй – через год. Через год там уже будет топливо. Пока в первом блоке будут проходит испытания, тренировки, будут проверять этот блок на всякие возможности, и потом приедет топливо из России.

Насколько я знаю, была одна вещь, которая вас сильно поразила, что реактор уже на месте.

Реактор первого блока уже внутри здания. Реактор для второго блока тоже уже на месте, но лежит под такой крышкой без стен.

Что это значит?

Когда мы показали это специалистам из Литвы, они не могли поверить…

Реактор должен храниться. Реально это сердце электростанции, самое важное место для атомной электростанции.

Реактор так просто не должен лежать под такой ненадёжной крышкой.

Остается острый вопрос, который поднимают белорусские экологи: что будет дальше с отходами? Мы знаем, что АЭС строит российский «Росатом», и они очень невразумительно говорят, что будет происходить дальше с этим уже отработанным топливом. Что-то новое в этом ключе вам удалось узнать?

Никто нам не ответил конкретно на вопрос, куда потом эти отходы. Мы спрашивали в белорусском Министерстве энергетики, также у «Росатома». «Росатом» ответил нам, что отходы будут перерабатываться в России, но не ответил, что дальше – они будут возвращаться в Беларусь или оставаться в России?

Нам белорусские экологи говорили, что российское законодательство запрещает импорт атомных отходов. Тоже вопрос договорённости между странами. Никто не знает на самом деле, вот ответ. Возможно, они будут потом храниться в Беларуси. Станислав Шушкевич, политик и физик, сказал нам, что есть такие физические и технические возможности, чтобы хранить в Беларуси. Но где конкретно, никто не знает.

Вы были также на территории Литвы, разговаривали с людьми, которые очень обеспокоены этим фактом. Какова сейчас позиция Литвы, и насколько Польша заинтересована и обращает внимание на то, что происходит?

Польские министерства нам ответили, и это были официальные заявления министров, в том числе министра иностранных дел. Польша не собирается покупать электроэнергию Островца. Литва вообще пытается блокировать эту инвестицию. Есть примеры из историй, когда уже построенную электростанцию не открыли (в Австрии был такой пример). Это демократическая страна, это было после референдума.

Сложно себе представить такое в Беларуси. Конечно эта электростанция будет открыта. Я не сомневаюся ни на секунду. Но Литва, например, на законодательном уровне запретила покупку электроэнергии из Островца.

Для Беларуси это проблема, потому что она рассчитывала на то, что часть этой энергии пойдет на экспорт. Сейчас уже видно, что если вообще пойдет, то может пойти лишь в Украину или Россию. Но с Россией тоже проблемы, потому что у России дешевле электроэнергия, чем будет производиться в Островце.

То есть кому нужна была эта инвестиция?

Она нужна была Беларуси в докризисные времена, когда Беларусь развивалась на 11 % в год, когда консумпция электроэнергии расла. Сейчас во время стагнации и очень длинной рецессии столько энерегии вообще не нужно Беларуси. Т.е. на данный момент эта электростанция не нужна.

Конечно, белорусские власти говорят и нам тоже объясняют, что мы можем закрыть какие-то устаревшие газовые электростанции, это правда. Что мы будем получать дешевле электроэнергию, чем от российского газа – это тоже правда. Тут есть и плюсы этой инвестиции, но если сегодня белорусская власть должна была бы принимать такое решение, я думаю, что не приняла бы такого решения. Зная, то, что знает сегодня.

Интервью вышло в эфир 1 декабря в программе «Просвет» с Алиной Ковшик.

Также в выпуске:

  • Кремль: Кто с нами, тот против нас. К чему Москва хочет вынудить Беларусь?
  • Какие из белорусских книг заинтересовали посетителей Ярмарки исторической книги в польской столице?
  • Космос их? Полеты и пролеты России в освоении космического пространства
Смотрите также
Комментарии