Деревня контрабандистов, лесная бабушка и Добрый Дух Котрянского леса

photo

Заказник "Котра". 17 апреля 2017. Василий Молчанов / Белсат

Тадеуш Люткевич – директор и почти единственный охранник 10-ти с половиной тысяч гектаров заказника «Котра». «Котрянский лесовик» провез журналистов «Белсата» по лесному бездорожью и показал, как живет его лес.

На вездеходной «Ниве» Тадеуша Люткевича мы приближаемся ко въезду в заказник «Котра». Несмотря на обещание пограничников, шлагбаум закрыт.

Директор заказника «Котра» Тадеуш Люткевич

Выходим из машины и начинаем наш прогулку по лесным тропам. Свежий лесной воздух безжалостно щекочет в носу. В лесу, как нигде больше, чувствуется магия рождения новой жизни, которую приносит весна. Первые солнечные цветы пробиваются среди болотистых массивов. Своими симфониями завораживают птицы.

Где живет солнечный кот?

Котрянский лес стал заказником в 2003-м году, с целью сохранить неповторимое природное богатство. Это единственный в Гродненской области заказник, который имеет статус международного значения согласно Рамсарской конвенции. Всего таких территорий в Беларуси девять. 135 сортов лишайников, 634 сорта сосудистых растений, из которых 10 – под охраной. 124 сорта наземных позвоночных животных, в том числе 26 зверей, 85 птиц, 5 рептилий и 8 амфибий. Вековые дубы и ельники, древние дюны и стоянки человека каменного и бронзового веков, и всего один житель на 10,5 тысяч гектаров.

«Котра, Кот-ра… «Ра» – это солнце у древних египтян. А кот – солнечный кот – рысь. У нас логотип «Котры» – рысь, краснокнижное животное. Еще водится барсук. Может встретим сегодня?», – скромно делится своими размышлениями Тадеуш, садясь в «Ниву».

Убежище контрабандистов

Следующий пункт нашего путешествия – деревня Романово, которую после войны граница с Литвой разделила на две части, а жители оказались по разные стороны колючей проволоки. Теперь дома пустуют, но не совсем. Старые нежилые здания скупают белорусы, чтобы хранить там контрабанду.

Деревня Романово. Граница с Литвой

«Вам покажу и границу, и деревню контрабандистов. Это я так назвал, потому что, действительно, покупают дома именно под склады. И гродненские в том числе. Дома превращают в склады. Мы ходили со специалистом, хотели посмотреть, так они так плотно завешены, что не увидишь ничего. Что возят? Сигареты. Больше ничего не надо. Два хороших «переброса» – имеешь крутую машину. Четыре хороших «переброса» – квартира в Гродно. Они же коробами, бусами, автобусами. Ну, чем-то люди занимаются, когда хорошо живут. И не работают», – рассказывает господин Тадеуш.

Лесная бабушка

Последняя жительница деревни Зуброво Мария Федоровна Козодой.

Мария Федоровна Козодой – последняя жительница следующей деревни Зуброво, до которой мы добрались по ямистым лесным дорогам. Баба Маня уже успела стать героиней многочисленных репортажей и даже документального фильма. Уже давно бабушке перевалило за 80, однако своего точного возраста женщина не знает. Всю жизнь она провела в деревне среди леса, выращивая коровок и картошку. До сих пор в доме нет электричества, всегда пользовались газовой лампой и свечами.

«В школу пошла, так началась война. Один год начала учиться, за 5 километров, и там немцы побили людей. Так и осталась неграмотной. Деревня, где была школа – всех сожгли. Пятеро нас детей было. Умерли все. Молодые в город поузжали, а старые поумирали. Одна я в лесу. Сейчас дочь приехала, потому что врач сказал, что уход нужен. Никогда не было электричества. Никаких телевизоров. Радива только, вот, есть. Дочь включает, а я где пойму, а где и не пойму. Думаете, я разбираюсь в этом радиве? Я неграмотный человек. Не могу так. Сейчас мне помогают пограничники. Врачиха приезжает. Из диких животных – дикие кабаны приходят, порыли возле сарая. Свиней пазаражали, так их охотники побили», – рассказывает Мария Федоровна.

Экотуристический рай? Мог бы быть…

Заказник «Котра». Василий Молчанов / Белсат

Попрощавшись с единственной лесной жительницей, направляемся дальше – к лесному озеру. Благодаря  Тадеушу и его специалисту в заказнике можно посетить несколько десятков тихих мест, чтобы насладиться спокойствием природы и поджарить ароматное сало, которым угостил нас хозяин «Котры».

«Надо пользоваться моментом, пока жив. Сегодня посидишь у костра, завтра не посидишь. Не сделал чего-то, упустил, проспал, этого уже не вернешь», – приглашает к столу добрый и гостеприимный «лесной дух ».

Директор заказника «Котра» Тадеуш Люткевич

Своими силами им удалось построить беседки, туалеты, урны и оборудовать безопасное место для костров. Все деревянное и «экологическое».

Как рассказывает Тадеуш Люткевич, ухаживают за Котрянским лесом по сути три человека: он, специалист и бухгалтер, отвечающий за финансовую часть и бумаги.

«Наша основная задача – охрана краснокнижных животных и растений. Мы обнаруживаем новые места, где есть краснокнижные виды. Приглашаем ученых, чтобы они зафиксировали, подтвердили, что это так. Эти места заносят в компьютер. Следим за вырубкой. Зимой можно только что-то вырубить, весной и летом нельзя. В принципе, это наша работа, – чтобы не мусорили, чтобы не охотились, чтобы не рубили, где нельзя. Какую-то инфраструктуру немного развивать, поддерживать. Что можем».

Как объясняет Тадеуш, именно с туристическими услугами возникают сложности.

«Показать – есть что. Посидеть – есть где, отдохнуть – есть где. Но заработать, мы много не заработаем. Во-первых: для организации туристической работы я не имею права использовать эту машину, а у нас она одна. Потому что она предназначена для охраны. Когда я провожу экскурсию сегодня с вами, я напишу, что проводил экскурсию, я должен вычеркнуть из табеля свой рабочий день. Вы должны мне заплатить, а я с этих денег должен взять себе в зарплату. Одни говорят: занимайтесь, другие – нельзя, ревизор приедет и накажет. Я не имею право написать «туристическая экскурсия». Надо же лицензию, а у нас ее нет. Если школьные экскурсии, с детей чисто символически мы брали 1 рубль 50 копеек на нынешние деньги. Вот что мы заработали».

И швец, и жнец и на дуде игрец

«Нам нужно сотрудничество с туристическими фирмами, как на Западе. Заказники занимаются своей работой непосредственно, а туристические фирмы занимаются своей работой. Привозят туристов, организовывают, а заказники представляют инфраструктуру и какую-то копейку за это получают. Хотелось бы, конечно, что-то заработать, чтобы на эти деньги еще что-то построить. Хотелось бы, чтобы хоть небольшой, но экологически-просветительский центрик иметь. Мы были в Литве, у них большие, красивые. Большого нам не нужно, потому что в будущем его построить, его и ремонтировать надо. К сожалению проекты наши не прошли».

«Был я в Литве, Латвии – повсюду. Там директор национального парка «Чапкеляй». Так у них отдельно подразделение, офисы там и там есть. Но они бюджетники тоже. И зарплата директора 1100 евро. Сам спрашивал. Это мы в автобусе ехали, наши и литовцы. Говорю: слушай, Мингалис, какая у тебя зарплата? Он так прикинул и говорит: это без проектов 1100 евро. А у тебя ? – на меня такой. Я так подумал, говорю: знаешь, не буду говорить. Не хочу позорить Беларусь. На самом деле, стыдно говорить. 150 евро. И лавочки он не делает и не косит.

И на машине такой не ездит. Как это у нас водится в Беларуси? Например, делают косилку у нас, так она универсальная. Делает все: зерно забирает, сеять можно, пахать можно, но на самом деле ничего качественно не сделает. Как у нас на работе. Это, пожалуй, наша белорусская болезнь. Хотят, чтобы человек делал все – и в заповеднике, и охранником, и защищал, и убирал, и мусор вывозил, и косил, машину ремонтировал, запчасти покупал за свой счет. Потому что денег нет на это. 10 с половиной тысяч гектаров. А выделяют 4 литра бензина на день. А каждый день нужно проехать 30 км минимум».

«Лес учит не быть таким жестоким»

«Я люблю свою работу. Лес учит только хорошему. Как относится к живому, к людям тоже. Не важно, дерево большое или маленькое, все равны в этом мире. Только человек, по моему мнению, это самое страшное животное, которое есть на свете. Он все уничтожает. Вот чтобы немного он был добрее, этот человек, хотя бы не брал бы без надобности. Вот идет: сломает ветку, выбросит. Ну не мешает она ему. Зачем это делать? Идет: бросит спичку, сжечь 20-30 гектаров леса со всем живым. Зачем это нужно, не знаю. Лес заставляет, наверное, подумать, не быть таким жестоким. И так хватает всякого зла. Без этого. Приезжай сюда, здесь птицы поют, хорошая погода. Можно бесконечно сидеть и слушать и ни каких переводчиков не нужно – все поймете».

Паулина Валиш/ТП, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии