«Отдел конституционной безопасности занимается исключительно преследованием оппозиции», – экс-агент КГБ, бежавший в Польшу


20 лет Сергей Васильев из Гомеля вел двойную жизнь. Информатик по образованию, он сначала занимал должность на комбинате «Милкавита», а после возглавил центр информационных технологий при Белорусском торгово-экономическом университете потребкооперации. Успешная карьера, образцовая семья. И договор о сотрудничестве с КГБ, подписанный Васильевым еще в 1995 году.

Среди его заданий были контрольная закупка наркотиков, выявление призывников, уклонявшихся от службы в армии, наблюдение за оппозиционными активистами и – создание якобы независимого сайта gomelbest.com.

Прошлой осенью Васильев уехал из Беларуси в польский Щецин. Уже в эмиграции он отключил сайт и поставил куратора из КГБ перед фактом: их сотрудничество закончено.

Экс-агент госбезопасности сам вышел на связь с журналистами «Белсата» и назначил встречу, чтобы дать первое в своей жизни интервью.

«В 95-м казалось, что это круто»

— Атмосфера в Гомеле середины 90-х была такая же, как и везде: на каждом шагу бандиты, процветал криминал всех сортов. В 20 лет мне хотелось бороться с преступностью, и я решил устроиться в милицию. Не взяли из-за плохого зрения. Но подошел человек и предложил сотрудничать с органами госбезопасности. Тогда, в 95-м в моей голове была юношеская романтика, максимализм, казалось, что это круто. Я не интересовался политикой, мало что знал о Лукашенко – был обычным парнем, каких тысячи. И подписал бумажку о сотрудничестве под псевдонимом Симон. Кагэбэшник посмеялся: мол, у нас обычно все «львы» и «пантеры», а тут какой-то Симон.

С первым куратором сложились дружеские отношения. Мы часто ходили на пиво, сидели в ресторане в отеле «Сож». Иногда к нашей компании присоединялись другие кагэбэшники, напивались все по-страшному, но никто в этой «тусовке», кроме моего куратора, не знал, что я – агент. Позже куратор рассказал о правилах: с нештатными контактирует только один кадровый сотрудник. В общем, он много рассказывал. Например, каждый оперативник обязан выполнить план – завербовать 5 новых агентов в год. Все учебники по вербовке – советские. А еще в Гомельском управлении КГБ есть «коса» со средствами на то, чтобы угощать информаторов, делать подарки важным людям. Встречи с информаторами происходят или в отеле «Сож», или в ДК глухонемых – излюбленным месте кагэбэшников.

ДК «Випра», Гомель – то место встречи КГБ с информаторами, о котором говорит Васильев. Фото GomelStreet.info

Моим первым заданием было разоблачение призывников, которые уклонялись от службы. Но хотелось более серьезной работы, чем походы в военкомат. В начале 2000-х в Гомеле действовала крупная сеть наркоторговли, и однажды оперативники взяли меня с собой на задержание курьера. Я сделал контрольную закупку – приобрел наркотики, сразу же подъехала специальная группа и его скрутили. Этот парень получил пару лет «химии», но главные дилеры закончили плохо. Один даже повесился. Денег за это задание не дали, я просто сделал услугу друзьям из КГБ.

Куратора мне поменяли: тот пошел на повышение и занялся аналитикой. И некоторое время я был не нужен «конторе».

Gomelbest.com, сокращенно – ГБ

— В 2007 году Александр Николаевич Титов, который сейчас занимает должность заместителя председателя Гомельского УКГБ, обратился напрямую ко мне с просьбой создать сайт, деталей о контенте не сообщил. На тот момент я окончил заочно Гомельский университет со специализацией «Автоматизированные системы обработки информации». Короче, Титов обратился по адресу. Запустили сайт info-com.info, он просуществовал пару месяцев, а потом я сделал gomelbest.com. Титову нравилось, что сокращенное название звучало как «ГБ».

Сначала сайт работал на админ-панели Joomla, потом я перевел на WordPress. Вскоре там начали появляться статьи разоблачающего характера об оппозиции, пасквили на местных оппозиционеров. За содержание отвечали непосредственно сотрудники КГБ. Полагаю, что часть статей написал лично Титов.

В интернет-архиве и сегодня можно найти некоторые статьи gomelbest.com. Так, накануне парламентских выборов 2008 года на сайте был опубликован текст «ЛЛ наизнанку» о гомельском правозащитнике Леониде Судаленко, который тогда баллотировался по Хойникскому избирательному округу. Автор называл его «Ленькой», «грантососам», «бездельником», а профсоюз РЭП – «бутафорской организацией». Позже, в 2015 году, Судаленко пожаловался в милицию – в очередной публикации на gomelbest.com ему угрожали физической расправой над его несовершеннолетним ребенком.

— Герои таких публикаций периодически обращались в милицию, требуя выяснить, кто управляет сайтом. Милиция давала отписки типа «установить личность, которая разместила данную информацию, не представляется возможным». На том этапе я уже понимал, с кем имею дело, но поставил цель – дойти до конца, зафиксировать каждый шаг, чтобы впоследствии сделать публичной информацию о том, как работает КГБ. Кстати, сайты вроде gomelbest.com они создают по всей стране.

В 2008 году КГБ заключил со мной официальный договор. Естественно, без каких-либо копий – дали подписать только последнюю страницу. Зарплата нештатного сотрудника небольшая – 10–15 базовых величин, почти все уходило на содержание сайта. Деньги получал наличными, просто ставил подпись на бумажке.

«Лучше тебя сайт никто не сделает», – говорил очередной куратор, давая деньги. В 2010 году я впервые задумался об эмиграции.

«В КГБ попросили подбросить наркотики оппозиционной активистке»

— Весь отдел конституционной безопасности занимается исключительно преследованием оппозиции. Кроме работы с сайтом, я присутствовал на различных мероприятиях в офисе оппозиционных организаций на улице Полесской. Должен был передавать, кто приходил, что обсуждали. Вечерко (Франак Вечерко – ред.), выступал с лекцией о мультимедиа, например, а я сидел и слушал.

Переломный момент случился в 2011 году. Меня как внештатника настоятельно просили познакомиться с лидером «Революции через социальные сети» Вячеславом Диановым, правда, не удалось. Пришлось ходить и на «молчаливые акции». Во-первых, самому было интересно, во-вторых… ну понятно.

В Гомеле была одна девочка-активистка РЧСС, Ксения Ярославцева. Кагэбэшники ну очень хотели остановить акции, начали ей угрожать, что отберут ребенка. Органы опеки натравили с проверкой. Это не сработало, и куратор предложил мне выполнить очередное задание: подбросить Ксении наркотики. Так делают, когда понимают, что по-другому человека не добьешю. Но я отказался.

Ксения Ярославцева, фото из социальных сетей

Мы связались с Ксенией Ярославцевой, и она подтвердила, что знает Васильева со времен «молчаливых акций». Также Ксения подтвердила факт угроз со стороны КГБ касательно ребенка. «После вызова на беседу в КГБ приходила комиссия по делам несовершеннолетних, проверяли условия жизни, якобы от соседей поступила жалоба», – сказала бывшая активистка. О плане КГБ с наркотиками она знать не могла. В 2011 году Ксении исполнилось всего 19.

— В КГБ была такая позиция: пусть лучше никто не выходит на акции. Они готовы не давить на оппозиционеров, если те будут тихо сидеть по углам и «стучать» друг на друга. На последнюю акцию РЧСС в Гомеле не пришли даже оперативники, чтобы вообще не было ни души.

«По независимой прессе работают в Минске»

— Мой куратор хотел, чтобы я «влился» в журналистское окружение, чтобы притворился журналистом. Наибольшую заинтересованность в КГБ вызывает Белорусская ассоциация журналистов (БАЖ). Несколько лет назад БАЖ устраивал поездку на учебные курсы для операторов в Украине. Куратор сказал: «Сергей, отнесись серьезно. Ты едешь с заданием». Думаю, такой человек «с заданием» всегда закреплен за белорусскими журналистами в поездках на различные семинары и конференции.

В общем, независимой прессе уделяется настолько большое внимание, что по ней работают в Минске, на высшем уровне. Областным управлениям не позволено принимать собственные решения в этой сфере. Слишком острая тема для КГБ.

Наибольшие нападки на сайте gomelbest.com шли как раз на «Белсат», на местных корреспондентов. Помню, как куратор выдал старую камеру для личного пользования, а она оказалась конфискованной у «белсатовцев».

Денежный перевод от сотрудника КГБ на содержание сайта

 

 

«Я давал подписку о неразглашении, поэтому в Беларуси меня ждет тюрьма»

Конечно, я не предупреждал КГБ о своих намерениях. В сентябре 2016 года я просто уехал вместе с семьей. Выбрал Польшу, так как имею польские корни. Интервью я даю не для того, чтобы получить убежище. Благодаря польским корням, в следующем году рассчитываю на польское гражданство.

За два года до отъезда я начал снимать на видеорегистратор в машине наши беседы с куратором. Было страшно, камера могла «запикать» в любой момент. Понимая, что кроме этих видеозаписей не имею документальных подтверждений, я попросил последнего куратора, Сергея Волкова, через Western Union перечислить деньги на развитие сайта сюда, в Щецин. Получив их, я сразу отключил сайт. Куратор больше на контакт не выходил.

Боюсь ли мести? Естественно, да. В Польшу они могут и не добраться, но в Беларуси меня точно ждет тюрьма. Я давал подписку о неразглашении, поэтому нарушил закон… Хотя знаю парня, которого в психиатрическую больницу запихнули, когда тот обнародовал сотрудничество с КГБ.

Сейчас КГБ сделал сайт-зеркало gomelbest.info, неизвестно, кто его администрирует сейчас. Ну а я, как в том анекдоте, уже на Западе.

Екатерина Андреева / ИО, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии