«Земля синяя от мундиров». Россияне смогут узнать о каждом похороненном в Медном польском полицейском

Двое полицейских с собакой. Справа – участковый Казимеж Турчиньский в мундире государственной полиции. Был расстрелян НКВД. Фото – Катыньский музей

Четыре года назад общество «Мемориал» собирало деньги на издание книги памяти о Катыни. Теперь же историки подготовили к публикации новый том – о польских военнопленных, которые захоронены в Медном. Их там в полтора раза больше, чем в Катынском лесу. Все они верили, что СССР передаст их в нейтральные страны, а были убиты НКВД выстрелом в затылок. Теперь историки хотят отдать им дань памяти и просят россиян помочь с изданием книги. Поучаствовать в сборе средств может каждый.

Общество «Мемориал» часто по крупицам собирает сведениях о жертвах коммунистических репрессий и старается сохранить о них память. Репрессии эти коснулись не только советских граждан. Одной из позорных страниц советской истории стал расстрел польских офицеров в Катыни, а теперь «Мемориал» хочет вернуть память и о тех поляках, которых примерно в то же время расстреляли в Калинине и захоронили в Медном.

Почти все из 6300 расстрелянных в Осташковском лагере – польские полицейские. Государство говорит, что преступление было совершено Советским Союзом, но жертвам в реабилитации по-прежнему отказывает и поименно их не признает.

«Все польские офицеры были реабилитированы. Они реабилитированы как масса, но не как каждый отдельный гражданин», – говорит историк «Мемориала» Александра Поливанова.

Книга памяти – ответ на бездействие властей. Личные дела пленных не сохранились – они были уничтожены в 1959 году. Восемь лет «Мемориал» собирал поименные списки жертв с биографиями и фотографиями, чтобы Россия могла увидеть – эти люди существовали.

Видеорепортаж о книге об убитых польских военнопленных смотрите в полном выпуске программы «Вот так» за 27 марта

Польские граждане с захваченной СССР территории Польши попали в советский лагерь на Селигере – в бывший монастырь Нилова пустынь. Потом Калинин, расстрел и захоронение в Медном. Первая пробная эксгумация там на дачном участке НКВД прошла спустя 51 год после расстрела. Позже оказалось, что могильных ям – 23.

«Чуть ли не главный показатель при этих раскопках, что копают в нужном месте, а места на этом участке довольно много, это было то, что, начиная с некоторой глубины, земля принимала темно-синий оттенок от красителя полицейских мундиров и шинелей темно-синих. Разложившиеся мягкие ткани, обмундирование с артефактами, ну и косточки и черепа с этими дырками характерными», – говорит глава польской программы «Мемориала» Александр Гурьянов.

В карманах мундиров – бумаги, письма, и дневники. Кто-то на память забрал инвентарный номер с казенной лагерной мебели.

«Написано – Трудовая колония, Осташков, НКВД Калининской области. Когда пленных отправляли из лагеря, они все были уверены, что их везут или передавать немцам, либо передавать в нейтральные страны», – продолжает Александр Гурьянов.

Но ждал их выстрел в затылок. Имена расстрелянных узнавали по личным документам, бессмертникам на телах и спискам НКВД – они доступны в Украине.
Отрицатели Медного утверждают – захоронения есть, но это не поляки, а красноармейцы.Ответ им – показания главы НКВД Токарева. Он рассказал подробности того – как хотели скрыть преступление.

«Главный расстрельщик Блохин, который командовал операцией в Калинине, приехал к началу операции и привез чемодан немецких вальтеров. Вальтеры раздавал расстрельщикам из местных и своих – каждый день. А вечером, как говорит Токарев, их собирал», – добавляет Гурьянов.

Исправить преступлений прошлого, подчеркивают историки, невозможно. Но можно говорить о них правду и добиваться реабилитации жертв анонимных для государства.

«Поэтому мы обращаемся к гражданам России с предложением – давайте это сделаем. Может быть, граждане России не захотят этого сделать. Мы назначили срок 100 дней. Пока мы собрали 10% суммы», – говорит Александра Поливанова.

Участвовать в сборе средств может каждый. Если деньги будут собраны, презентация книги памяти пройдет 17 сентября – в 80-летие нападения СССР на Польшу, перечеркнувшего жизни тех, кто похоронен в Медном.

Книга – долг памяти перед казненными нашей страной, говорят в «Мемориале«.

Маша Макарова, «Белсат»; фото анонса – Muzeum Katyńskie

Другие материалы

«Всем пофигу!»: красная зона самоизоляции для россиян становится нормой

В связи с карантином украинские правозащитники требуют амнистии для заключенных

Эрнест Мезак: В пересчете на миллион населения у нас заболеваний больше, чем в Москве

Полный выпуск «Вот так»

Ирина Маслова: «27 погибших и из них девять, одна треть, это врачи»

Журнал Vademecum: «Жесткая цензура на государственном уровне»

«Наши сотрудники получили надбавку к зарплате максимально $ 7». В каких условиях работают медики в Украине

Полный выпуск «Вот так»