Были застрелены 3 ректора БГУ, 10 редакторов газеты «Звезда». Как уничтожали Беларусь

После проведения выборов действующий режим применяет чрезвычайное в своих масштабах физическое насилие, аресты, массовые увольнения и дальнейшее закручивание гаек. Такое развитие событий вызывает естественные ассоциации с тем, что происходило в БССР в конце 1920-х – 1930-е гг.

Становление тоталитаризма сопровождалось ломкой традиционного образа жизни и социального уклада общества.

Важным элементом всех этих преобразований стали массовые репрессии.

«Было расстреляно семь народных комиссаров просвещения, фактически все, кто возглавлял это ведомство в 1920-30-е гг. Вспомним, что более 100 аспирантов Академии наук было посажено и расстреляно, было расстреляно 10 редакторов газеты «Звязда». Только в ночь с 29 на 30 октября 1937 года было расстреляно три ректора БГУ», – рассказывает доктор исторических наук Александр Гужаловский.

Изменения затронули все сферы тогдашней жизни, включая культуру и науку. В жернова сталинских репрессий попали многочисленные писатели, литераторы, режиссеры, художники и ученые.

«Для меня по сей день загадка: почему уничтожили краеведов? В Беларуси на протяжении 1920-х годов сложилась целая армия краеведов, более 10 тысяч человек – и это только официально зарегистрированных, которые объединялись в более чем 300 местных краеведческих организаций. А вот это как раз было проявлением низовой инициативы. И фактически эти краеведы пошли под нож сталинских репрессий одними из первых», – добавляет профессор Александр Гужаловский.

Те, кто остались на свободе, были вынуждены приспосабливаться к новым реалиям. Чтобы сохранить свою жизнь и жизни своих родных, они отрекались от своих взглядов и принципов. Доносы стали неотъемлемой частью повседневной жизни.

«Дело в том, что в сталинском обществе не работала нормальная система коммуникации с властью, она была односторонняя. Обратной связи не было, но люди старались каким-то образом высказать свои мнения, впечатления, поэтому обратная связь в сталинском обществе выстроилась в виде этих сотен тысяч и миллионов анонимных или коллективных писем, которые люди писали руководителям всех уровней. Знаете, это были не доносы, употреблялось такое слово «сигнал»».

Сталин и Беларусь: тайны архивов

Атмосфера подозрительности, идеологического давления, морального принуждения царила в советском обществе. С теми или иными изменениями, временными послаблениями и даже «оттепелями» такая система сохранилась фактически до конца 1980-х годов. А многие ее элементы реанимировал политический режим в сегодняшней Беларуси.

Гости программы «Intermarium»:

Александр Гужаловский (Минск, Беларусь) – доктор исторических наук. Автор исследований «Красный карандаш: Очерки по истории цензуры в БССР», «Сексуальная революция в Советской Беларуси. 1917-1929 гг.»;

Андрей Москвин (Варшава, Польша) – театровед, сотрудник кафедры межкультурных исследований Центральной и Восточной Европы Варшавского университета. Автор монографии «Белорусский театр 1920-1930. Возрождение и уничтожение», составитель трехтомной антологии «Новая белорусская драматургия».

Смотреть другие выпуски ток-шоу «Intermarium»

Программа «INTERMARIUM» также доступна на YouTube-канале «Белсат Гісторыя».

Коллаж из фото: Tallandier/Rue des Archives, Denis Dziuba/Belsat

НИ/ИР, Belsat.eu

Другие материалы

Победим ли мы Лукашенко так же, как поляки победили коммунистов?

Как Россия могла исчезнуть с карты мира и причем здесь белорусы

«Белорусов называли туземцами». Как Российская империя грабила ВКЛ

Белорусы пострадали больше всего? Как Кремль ставил эксперименты над народами

Как Сталин помог Гитлеру начать войну

Костюшко: зачем белорусы отказываются от героя?

Агенты или борцы за Беларусь? Ищем правду о КПЗБ

Выжило ли бы ВКЛ без поляков?