Ядерная бомба замедленного действия или, наоборот – энергетика будущего

Самое полное и беспристрастное расследование строительства белорусской АЭС – от телеканала «Белсат» и авторов Панамских файлов – международного консорциума по журналистским расследованиям. Без пропаганды, но и без компромиссов.

В предыдущем выпуске нашей передачи мы поехали на строительную площадку белорусской АЭС, поговорили с подрядчиками, проверили их документацию, историю и продукцию и презентовали наши находки соответствующим государственным ведомствам. Из собранных доказательств следует, что Госатомнадзор и Госстройнадзор, вопреки закону, закрывают глаза на недостатки в квалификации подрядчиков, хотя по их вине происходят чрезвычайные происшествия, такие как падение корпуса реактора в прошлом году. Мы обнаружили, что, чтобы сэкономить на строительстве, власти заказали реактор для будущей АЭС у фирмы, которая ни разу до сих пор не производила реакторов.

Чиновники, однако, утверждают, что белорусская АЭС полностью соответствует стандартам МАГАТЭ. Что это за стандарты, и что на это само МАГАТЭ? И почему некоторые соседи Беларуси обеспокоены нашей атомной станцией больше, чем другие?

Чтобы не допустить повторения Чернобыльской аварии, через два года после трагедии, Международное агентство по атомной энергии запустило механизм так называемых «экспертных миссий» – для оценки безопасности действующих и, прежде всего, строящихся АЭС и профилактики возможных аварий. Белорусские власти утверждают, что в полной мере пользуются этим механизмом. Оппоненты АЭС говорят обратное.

Где же правда?

Первое, что необходимо понимать – вопреки мнению, распространенному в широком обществе, МАГАТЭ не является международным регулятором мирного атома. Призывать и требовать оно может только в деле ядерного оружия. Насчет атомных электростанций есть ряд международных конвенций, в частности – о ядерной безопасности, с 1994 года. Но невыполнение этих условий не предусматривает никаких санкций.

«Само МАГАТЭ – в очень уязвимом положении. Ему никто ничего не должен в вопросах мирного атома – оно ​​приглашенная сторона. Поэтому оно вынуждено благодарить за любой шаг Минск и всю свою критику упаковывать в рекомендации», – говорит политический обозреватель Артем Шрайбман.

Агентство только предлагает странам-членам свои услуги в виде экспертных миссий, которые можно приглашать, а можно не приглашать. Изучают эти миссии исключительно те вопросы, о которых их просит принимающая страна.

«Мы можем помочь в том, чтобы использовать ядерную энергетику безопасно и без того, чтобы увеличивать угрозу незаконного распространения атомных технологий», – рассказывает директор МАГАТЭ Юкия Амано.

Из приблизительно двух десятков возможных миссий МАГАТЭ, Беларусь решила воспользоваться только 5-ю. Три из них уже завершили работу, еще две должны приехать в следующем году – непосредственно перед запуском АЭС. Для сравнения, Объединенные Арабские Эмираты, которые строят свою первую АЭС одновременно с нашей, пригласили к себе 15 миссий – втрое больше, чем Минск.

Что нам удалось выяснить в ходе переписки с МАГАТЭ?

Отсутствие жесткой критики со стороны МАГАТЭ объясняется тем, что, в рамках действующего международного права, организация не может ничего требовать от стран в деле их мирной ядерной программы, даже если что-то и вызывает их беспокойство. Но, как следует из документов, представленных нам ядерным агентством, это не значит, что обеспокоенности нет.

Первая миссия МАГАТЭ приезжала в Беларусь 2012 году – еще до начала строительства и оценивала предварительную подготовленность инфраструктуры нашей страны к атомной энергетике.

«Провели оценку инфраструктуры по 19-ти базовым параметрам. Туда входят не только технические позиции. Туда также входит законодательство, система менеджмента, система подготовки кадров, радиационная защита, радиационная безопасность. Мы выявили ряд моментов, где мы рекомендуем усилить и улучшить ту практику, которая есть в Беларуси», – говорит заместитель гендиректора МАГАТЭ Александр Бычков.

Политический аспект

Основной недостаток, который обнаружила первая миссия МАГАТЭ в Беларуси, это – отсутствие должного контроля за качеством строительства. В частности, объясняется в отчете, хотя у Беларуси и есть номинальные регуляторы Госатомнадзор и Госстройнадзор – но они слишком зависимы от политических и экономических ведомств, чтобы обеспечивать надлежащий контроль.

«Если брать проекты, которые развиваются в странах европейского союза, там именно по настоянию регулятора меняется и сам проект, меняется и безопасность этих проектов, и другие вещи. Именно по настоянию регулятора», – считает посол Литвы в Беларуси Андрюс Пулокас.

Следующая миссия, которая работала в прошлом году, констатировала все ту же проблему. То есть, за четыре года она не была исправлена.

«Падение того же корпуса реактора. Мы до сих пор не видим официального какого-то вывода или рекомендаций самого регулятора. Мы видим комментарии подрядчика и заказчика – Росатома и минэнерго. Но роли самого регулятора в расследовании этих инцидентов, в прозрачности их – этого нет, к сожалению», – добавляет литовский дипломат.

Специалисты объясняют – принципиального решения этой проблемы в обозримом будущем не предвидится.

«Белорусы привыкли к вертикальной схеме управления. Белорусская власть, по советской традиции, не умеет делегировать свои полномочия», – говорит Шрайбман.

Эмбарго белорусской электроэнергии

Примечательно, что даже в отчете миссий из Арабских Эмиратов, которые, как и Беларусь, не являются примером западной демократии, к тамошнему регулятору МАГАТЭ таких претензий или рекомендаций не выражает. В ответ, в том числе, и на эти опасения Литва угрожает заблокировать экспорт электроэнергии из Островецкой АЭС и утверждает, что заручилась в этом деле поддержкой Латвии и Эстонии. Об эмбарго электроэнергии из белорусской АЭС в этом году заявила и Польша.

«Литва сказала очень ясно, что не собирается покупать электроэнергию из объектов, которые не являются безопасными, так как строится не по международным нормам», – говорит литовский посол Андрюс Пулокас.

Правда, полагают некоторые специалисты, протесты Вильнюса против белорусской АЭС вызваны не только опасениями относительно ее безопасности.

«Первые годы мнение Литвы и ее какие-то озабоченности игнорировались, особенно, если сравнить с сегодняшним форматом. И вот с тех пор пошла вот эта напряженность, которая, даже при отсутствии реальных аргументов, Литва уже не может погасить. Она просто злится», – отмечает Шрайбман.

Официальный Вильнюс, в свою очередь, отмечает, что хотя белорусские правительственные чиновники и начали ходить на формальные встречи с литовскими коллегами в вопросе БелАЭС, но существенной информации стало не намного больше. Основную проблему зарубежные партнеры видят в том, что миссии МАГАТЭ в Беларусь изучают только законы и инфраструктуру. А вот что касается самого процесса строительства: а в частности – качество площадки, выбор материалов, квалификация поставщиков и подрядчиков – все это Минск держит в строжайшей тайне.

«Мы предлагаем белорусской стороне пригласить полную миссию МАГАТЭ. И особенно ту часть миссии, которая бы оценивала критерии подбора самой площадки», – объясняет Пулокас.

Экскурсии на БелАЭС

На строительную площадку в Островец возят всех посетителей из МАГАТЭ. Но эти поездки имеют исключительно статус экскурсий. Члены миссий не являются специалистами в строительстве и не имеют права что-то проверить. Специализированные же миссии МАГАТЭ – по безопасности и качеству строительства – не приглашаются, а если какой-то аспект стройки хотя бы частично подпадает под мандат тех инспекций, которые приезжают изучать другие вопросы, то их мандат урезается. Так было с последней – третьей миссией МАГАТЭ, которая работала в начале этого года.

«SEED-миссия МАГАТЭ не рассматривала вопроса выбора строительной площадки. Наше агентство белорусская сторона об этом не просила, а требовать информацию, оказывать какое-то давление в этом плане мы не имеем права», – говорит представитель МАГАТЭ Хуан Карлос Лентихо.

Между тем, по оценкам МАГАТЭ – именно контроль за качеством строительства является наиболее слабой стороной белорусской ядерной программы. Это подтвердило и наше расследование. Как оказалось, на строительной площадке АЭС, Госатомнадзор вопреки закону допускает на объект неаттестованных подрядчиков, что уже привело к ряду чрезвычайных происшествий. В частности – падению корпуса реактора. Площадка же, по официальным белорусским документам, которые были представлены нашей редакции, в прошлом веке претерпела землетрясение силой 7 баллов по шкале Рихтера.

Какие выводы на этом этапе расследования? То, что Беларусь не допускает международных специалистов к строительству АЭС – неправда. Минск пригласил пять миссий МАГАТЭ, а три из них уже завершили работу. Правда, допуск этот – весьма ограничен. Другие новички в ядерной энергетике приглашают в разы больше экспертных групп.

Но то, что белорусская АЭС соответствует стандартам МАГАТЭ – тоже неправда. Ведь ряд моментов: выбор площадки, процесс строительства и качество материалов, оборудования и подрядчиков – Минск не позволяет агентству оценить. Между тем, по выводам тех миссий МАГАТЭ, которые все же были приглашены, именно в этой области могут скрываться самые большие проблемы. А конкретно – то, что белорусский Госатомнадзор, по их мнению, – не вполне способен выполнять свою функцию по обеспечению безопасности строительства. Почему же на это идут белорусские власти?

Станислав Ивашкевич/ТП, «Белсат»

Другие материалы

Окружение Лукашенко пользуется оффшором в Арабских Эмиратах. Эксклюзивный комментарий табачного олигарха «Белсату»

Исполнение судебного решения: Машкович («Белэнерго») против Ивашкевича («Белсат ТВ»)

Невестка Лукашенко в бизнесе на миллиарды

Откуда богатства Виктора Шеймана?

Как нефтеборон Лукашенко скрывается от санкций. Расследование «Белсата»

«Строительство на халявных участках». Расследование «Белсата»

Бизнес-империя Лукашенко. Расследование «Белсата»

Кто прикрывает мошенников в строительной сфере?