Вот так «Всех на всех» не обменяют. Украина готовит закон об узниках Кремля


Работа по поддержке украинских заключенных, находящихся в российских тюрьмах, станет более системной. Еще в этом году может быть принят закон, обязывающий государство оказывать конкретную помощь семьям узников и помогать самим узникам после их возвращения домой. Адвокаты, правозащитники и родственники заключенных уверены, что вопрос о пленных не заканчивается на очередном этапе обмена, а формат «всех на всех» на самом деле полон исключений.

Украина ждет своих пленных. Специальная комиссия в Офисе президента рассматривает еще не зарегистрированный, но уже готовый законопроект о социальном и правовом статусе людей, незаконно задержанных и удерживаемых в России. Сводный брат уже освобожденного политического заключенного Евгения Панова, глава организации «Объединение родственников политзаключенных Кремля» Игорь Костелянец говорит:

«Это закон, разработанный с семьями, с юристами, правозащитниками, с экспертами. Самое главное, что он определяет: помощь заложнику, пока он находится в неволе. Потому, что он должен дожить до того момента, когда его освободят, и вернуться к своей семье».

Законопроект определяет три категории граждан Украины, которые получат право на государственную помощь: политзаключенные, гражданские заложники – в первую очередь на Донбассе, военнопленные. Речь идет о финансовой помощи семьям узников, оплате адвоката, помощи в реабилитации, смене профессии после освобождения. Илья Новиков, российский адвокат, защищавший Надежду Савченко и защищающий украинских узников сегодня, говорит, что аналогичного закона в России нет:

«Российское законодательство очень мало сфокусировано на помощи человеку. По моим наблюдениям, россияне, которые находятся за границей, если это не какие-нибудь специальные россияне, типа Марии Бутиной, очень редко видят своих консулов и очень слабо чувствуют поддержку своего государства».

После того, как Зеленский и Путин договорились об обмене заключенными, у 72-х украинцев, находящихся в тюрьмах оккупированного Донбасса, появился шанс встретить 2020-й на родной украинской земле. Однако формат «всех на всех», прозвучавший в Париже, экспертов не удовлетворил.

«Формула эта неудачна. Даже если вы слышите от российских представителей, что они ее одобряют, вы никогда не можете быть уверены по поводу того, что вам на этот счет скажут завтра. Тем не менее, есть надежда, что, по примеру обмена «35 на 35», который у нас в сентябре состоялся, что-то подобное и сейчас произойдет», – подчеркивает Новиков.

Несмотря на формулу «всех на всех», на данном этапе Украина рассчитывает вернуть лишь узников, удерживаемых в ОРДЛО. Отец Валентина Выговского, осужденного в России 5 лет назад якобы за шпионаж, не дождался своего сына в прошлый обмен, и сейчас почти потерял надежду:

«Конечно, я ждал каких-то изменений от этого Нормандского формата, но вижу, что, мягко говоря, не дождался. Когда будет следующий этап… У меня не очень оптимистичные мысли по этому поводу. Я конечно понимаю, что все рано или поздно закончится, не будут наши люди сидеть полные сроки. Хотя некоторые и отсидели уже».

Семьи пленных настаивают на том, чтобы законопроект о социальном и правовом статусе заключенных был подан как президентский, что существенно упростит процедуру его принятия. В наиболее оптимистичном случае, Верховная Рада сможет принять закон еще в этом году.

Адэля Дубавец belsat.eu

Фото: Serg Glovny / Zuma Press

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии