Все молчат – напишем «суицид». Как прячут убийство в армии

Белорусы удивляются, почему министр обороны не подает в отставку. Специалисты считаю, что «власть своих отстаивает до последнего».

Более двух недель понадобилось министру обороны Беларуси Андрею Равкову, на то, чтобы прокомментировать гибель в воинской части в Печах Александра Коржича. За это время в беларуских СМИ появились сотни материалов, cледственный комитет возбудил уголовное дело, появились сообщения о целом ряде подозрительных суицидов в армии, но главный военный чиновник ответил только на смерть, которая и вызвала мощную общественную реакцию.

В деле, которое следственный комитет уверенно называл самоубийством теперь уже десять подозреваемых, а сам командир части, в которой проходил службу Александр Коржич – уволен. Сегодня отреагировал и сам министр обороны страны.

«Армия –это школа для молодых людей и в военном коллективе не должно быть халатности и трусости. Командиры и начальники должны отвечать за своих подчинённых. Не должно быть смертей солдат в мирное время», – заявил Андрей Равков.

Позже генерал-лейтенант выразил соболезнования родным Александра Коржича. Правозащитники напоминают министру, что только в этом году стало известно о целом ряде смертей в беларуской армии.

«Собственно говоря, реакция министра меня не просто удивила, она меня шокировала. Я удивлён – почему он до сих пор не написал заявление по собственному желанию. И вся эта трагедия показывает то, что власть будет до последнего отстаивать своих, не терять людей, которые в пуле власти, которые эту власть поддерживают», – говорит правозащитник Андрей Бондаренко.

После гибели Андрея Коржича рассказать о своей трагедии решились также родители Андрея Манонина, который погиб почти год назад. Причина всё та же – дедовщина, поделились близкие погибшего с порталом тутбай. Следственный комитет дело закрыл. Так же могла закончится и история Андрея Коржича, ведь следствию потребовалось 10 дней, чтобы заметить связанные ноги повешенного солдата и накинутую на голову майку.

«Это такой показательный пример для всей Беларуси о том, как работает Следственный комитет. Даже в тот момент, когда был обнаружен труп военнослужащего с конкретными следами насилия и следами того, что это убийство, следственный комитет попытался представить это всего лишь, как самоубийство», – заявляет Андрей Бондаренко.

Геннадий Сорокин погиб 2-го октября во время дежурства на сторожевой вышке. Он также жаловался родным на дедовщину и на невыносимые условия службы. Что же на это Следственный комитет?

«Мы в Берёзе писали три заявления в Следственный комитет. Когда звонили следователю – спрашивали, зарегистрировали ли, следователь игнорировал и телефон не поднимал», – говорит невестка солдата, Анастасия Сорокина.

Анастасия признаётся, что обратилась в СМИ только после того, как услышала о шуме вокруг смерти Андрея Коржича. Но, чем бы не окончилось следствие, нового солдата беларуская армия из этой семьи не получит

«Я никогда своего ребёнка туда не отдам, я буду стоять на колени, просить, но никогда своего ребёнка туда не отдам, – оворит Анастасия Сорокина. – Не хочу, даже думать не хочу про это. Как в наше мирное время могут погибать молодые парни, которым ещё жить и жить?».

Минобороны называет это антиармейской компанией по дискредитации ведомства. Но врят ли может сильнее упасть репутация армии, где цена жизни новобранца в таких частях, как Печи, по словам не только родных погибшего, но и тех, кто там служил – 15 рублей в день.

Всеволод Шлыков

Падпісвайся на telegram Белсату

Другие материалы

Первая в мире выставка картин в угольной шахте открылась в Новокузнецке

Как протесты влияют на рынок криптовалют?

Российский законопроект о QR-кодах переделывают в третий раз

В понедельник суд изберет Петру Порошенко меру пресечения

В Казахстане протестующих забирают в СИЗО прямо из реанимации

Полный выпуск «Вот Так»

Парню-сироте с инвалидностью нашли опекунов

BYPOL: за беларусами следят за границей