Вот так «Когда убьют, тогда и приходите». На Кавказе участились случаи домашнего насилия


Декриминализация семейного насилия в России стала причиной его роста. Не обошла эта проблема стороной и Кавказ, где уважение к женщине, казалось бы, должно быть частью традиции. Громкие случаи избиений, а то и убийств женщин здесь, раз за разом попадают в федеральные СМИ. Общество к этому не готово: в этих убийствах комментаторы в социальных сетях обвиняют самих женщин.

На Кавказе участились случаи домашнего насилия. Многие из них – в семьях силовиков. Страдают даже бывшие жены: агрессивные супруги находят их и убивают.

Регине Гагиевой было всего 22, когда ее убил бывший муж. Бывший полицейский. В момент нападения он должен был находиться под домашним арестом: мужчина обвинялся в причинении тяжких телесных повреждений. В день убийства Регины он, как ни в чем не бывало, пришел к ней на работу и нанес десять ударов ножом в шею, перерезав в трех местах сонную артерию. Рассказывает правозащитница Дана Агузарова:

«Из-за того, что в России нет нормального действующего законодательства о домашнем насилии, у нас даже побои декриминализированы, Из за этого в общем-то те, кто применяет насилие, чувствуют безнаказанными себя, и это усугубляет проблему. Нужен в первую очередь закон, который гарантирует защиту от тех, кто преследует».

В Осетии за последние три года этот случай стал четвертой трагедией. Сначала после того, как ее избил после выпускного вечера в университете муж, повесилась Алана Калагова. Через год сотрудник ГИБДД 40 раз ударил свою жену головой о батарею. Она скончалась. Этим летом чемпион мира по армрестлингу избил свою жену Вандану Джиоеву так, что она хоть и выжила, но оказалась в инвалидном кресле. Говорит психолог Залина Албегова:

«Я считаю, что декриминализация насилия в семье – шаг назад, фактически в пропасть, потому что все мы члены гражданского общества, и общество не может быть свободно от того что происходит внутри семьи, и наоборот. Это очень плохие симптомы, слишком опасно чтобы оставлять внутри этой конкретной семьи».

Отдельной статистики по случаям семейного насилия в Осетии не ведется: все это квалифицируется как бытовые ссоры, а полиция в ответ на заявления говорит: «Вот когда убьют, тогда и приходите».

Земфира Цкаева похоронила мужа после того, как его пытали несколько часов в отделении полиции. Она уверена, что учащение случаев убийств и избиений в семьях силовиков, – следствие их «работы». Агрессия не заканчивается в отделах и переходит в дома. Говорит Земфира Цкаева, вдова убитого Владимира Цкаева:

«Не первый случай, когда бывший полицейский забивает свою супругу у нас в республике. К сожалению, у меня это больная тема. Я понимаю ее так, что они привыкли к этому насилию в стенах МВД. В отделах для них это норма общения с людьми, которые туда попадают. Пока они работают, они этим занимаются в стенах отдела своих. Когда они лишаются этой работы, они переносят это в свои семьи, к сожалению».

Однозначного ответа, как бороться с семейным насилием, нет. Нужны кризисные центры, которых пока в Осетии тоже нет. И они нужны не только для женщин: пока готовился сюжет, в той же Осетии жена убила мужа шваброй из-за умершей собаки.

Александр Серов, Лиза Омарова «Белсат»

Фото обложки: Yelena Afonina/TASS

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии