«Когда убьют, тогда и приходите». На Кавказе участились случаи домашнего насилия

Декриминализация семейного насилия в России стала причиной его роста. Не обошла эта проблема стороной и Кавказ, где уважение к женщине, казалось бы, должно быть частью традиции. Громкие случаи избиений, а то и убийств женщин здесь, раз за разом попадают в федеральные СМИ. Общество к этому не готово: в этих убийствах комментаторы в социальных сетях обвиняют самих женщин.

На Кавказе участились случаи домашнего насилия. Многие из них – в семьях силовиков. Страдают даже бывшие жены: агрессивные супруги находят их и убивают.

Регине Гагиевой было всего 22, когда ее убил бывший муж. Бывший полицейский. В момент нападения он должен был находиться под домашним арестом: мужчина обвинялся в причинении тяжких телесных повреждений. В день убийства Регины он, как ни в чем не бывало, пришел к ней на работу и нанес десять ударов ножом в шею, перерезав в трех местах сонную артерию. Рассказывает правозащитница Дана Агузарова:

«Из-за того, что в России нет нормального действующего законодательства о домашнем насилии, у нас даже побои декриминализированы, Из за этого в общем-то те, кто применяет насилие, чувствуют безнаказанными себя, и это усугубляет проблему. Нужен в первую очередь закон, который гарантирует защиту от тех, кто преследует».

В Осетии за последние три года этот случай стал четвертой трагедией. Сначала после того, как ее избил после выпускного вечера в университете муж, повесилась Алана Калагова. Через год сотрудник ГИБДД 40 раз ударил свою жену головой о батарею. Она скончалась. Этим летом чемпион мира по армрестлингу избил свою жену Вандану Джиоеву так, что она хоть и выжила, но оказалась в инвалидном кресле. Говорит психолог Залина Албегова:

«Я считаю, что декриминализация насилия в семье – шаг назад, фактически в пропасть, потому что все мы члены гражданского общества, и общество не может быть свободно от того что происходит внутри семьи, и наоборот. Это очень плохие симптомы, слишком опасно чтобы оставлять внутри этой конкретной семьи».

Отдельной статистики по случаям семейного насилия в Осетии не ведется: все это квалифицируется как бытовые ссоры, а полиция в ответ на заявления говорит: «Вот когда убьют, тогда и приходите».

Земфира Цкаева похоронила мужа после того, как его пытали несколько часов в отделении полиции. Она уверена, что учащение случаев убийств и избиений в семьях силовиков, – следствие их «работы». Агрессия не заканчивается в отделах и переходит в дома. Говорит Земфира Цкаева, вдова убитого Владимира Цкаева:

«Не первый случай, когда бывший полицейский забивает свою супругу у нас в республике. К сожалению, у меня это больная тема. Я понимаю ее так, что они привыкли к этому насилию в стенах МВД. В отделах для них это норма общения с людьми, которые туда попадают. Пока они работают, они этим занимаются в стенах отдела своих. Когда они лишаются этой работы, они переносят это в свои семьи, к сожалению».

Однозначного ответа, как бороться с семейным насилием, нет. Нужны кризисные центры, которых пока в Осетии тоже нет. И они нужны не только для женщин: пока готовился сюжет, в той же Осетии жена убила мужа шваброй из-за умершей собаки.

Александр Серов, Лиза Омарова «Белсат»

Фото обложки: Yelena Afonina/TASS

Другие материалы

Полный выпуск «Вот так»

Власти встали на сторону силовиков

«Реальный срок Навальному никого из нас не испугает, только разозлит»

Как протестует Россия

Полный выпуск «Вот так»

Депутаты требуют возбудить уголовное дело на полицейского, который пнул женщину в живот

За Навального брали даже журналистов госканалов

«Протест провалился». Что говорили на федеральных каналах об акциях в поддержку Навального