Вот так Власти России прячут архивы. Правозащитники добиваются реабилитации репрессированных


В России – новая волна давления на неправительственне организации. Например, «Мемориал» за 2019 год суммарно оштрафовали почти на 1,5 миллиона рублей по закону «Об иностранных агентах», а пермское отделение организации стало фигурантом уголовного дела. Не смотря на давление правозащитники продолжают работать. Например, они помогают родственникам репрессированных в прошлом столетии через суд добиваться реабилитации.

Визитная карточка, несколько старых фотографий и рассказы родственников – вот все что осталось в памяти от Павла Заботина. В начале тридцатых его расстреляли по решению «тройки», это внесудебный орган НКВД. Теперь внук Заботина Георгий Шахет добивается в суде реабилитации деда.

«На первом допросе он во всем признался, но потом, на очной ставке отказался от своих показаний. Их там 26 человек проходило, 4 приговорили к расстрелу», – рассказывает внук репрессированного.

В семье долгое время боялись обсуждать репрессированного родственника, но 3 года назад Георгий узнал, что дед находится в списках Мемориала, и решил выяснить, за что Советское государство расправилось с ним.

«Мы долго получали везде отказы и наконец в верховном суде в течение 5 минут разрешили. была пробита брешь, ведь была масса дел по России и всем всем было отказано», – говорит Георгий Шахет.

Три года Георгий вместе с юристами Международного Мемориала и Команды 29 отправлял запросы во все инстанции. Отписка следовала за отпиской, а ФСБ отвечало отказами. Дело оказалось в архиве МВД, там его посчитали уголовным и долго не хотели идти на встречу.

«Дело оказалось в МВД только потому, что состав преступлений был приписан хозяйственный, растрата. формально его не реабилитировали. но его дело рассмотрел внесудебный орган. это элемент полит репрессий», – рассказывает Никита Петров, историк из общества «Мемориал».

Оказалось, Заботина расстреляли по «закону о трех колосках», то есть якобы за расхищение госимущества. Георгий Шахет не верит в эту версию. к тому же, как считают в «Мемориале», это дело политическое, а значит автоматически требует пересмотра.

«Все дела, которые расследовали в ГБ – являются элементом репрессий. Потому, что органы ГБ, как определил их смысл Сталин – это наш военно-политический трибунал», – говорит Никита Петров.

История Георгия Шахета уникальна тем, что он вообще смог познакомиться с архивным делом деда. Сейчас Россия находится в конце рейтинга открытости архивов. Законы о доступе к ним есть, но на практике не всегда работают. Это часть государственной политики, считает Никита Петров:

«Россия в данном случае не является цивилизованным государством, которое выполняло бы нормы даже своего законодательства. Единственное, что может поставить себе в пример Россия, что Беларусь хуже нее. Там не доступно ничего».

Среди стран бывшего СССР лидер по открытости – Украина. Процессы, которые были запущены после двух революций, помогли упростить доступ к документам КГБ, с 2015 года получить их может любой желающий. Украинский исследователь Эдвард Андрющенко ведет канал в телеграмме, где публикует уникальные документы, которые недоступны российским историкам.

«Я вспоминаю как первый раз ехал в архивы СБУ, то по незнанию запасся документами: дипломом кандидата наук, бумагой от ректора. Право на доступ к документам имеют историки, журналисты, родственники репрессированных, кто угодно», – рассказывает Андрющенко.

Эксперты считают, что ситуация с архивами в России в ближайшее время не изменится к лучшему. Они предлагают тем, кто ищет исторической справедливости запасаться терпением и искать хороших юристов. Дело Шахета тому яркий пример. Георгий Осипович получил возможность ознакомится с материалами дела в усеченном виде, но планирует двигаться дальше и добиваться полной реабилитации своего деда уже в самое ближайшее время.

Глеб Беличенко belsat.eu

Фото: Natalia Fedosenko / TASS

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии