Горячий комментарий В тюрьму – за лайк. Что такое экстремизм, и почему попасть за решетку очень легко?


Важную тему поднял в своем Фейсбуке анархист и бывший политзаключенный Николай Дедок. Речь об экстремизме, по статьям за который за прошлый и начало этого года уже осуждены восемь человек. В том числе – одно уголовное дело за видео во ВКонтакте.

Дедок перечисляет, за что можно оказаться в тюрьме: надпись на шапке, пост в соцсети, комментарий, репост и даже лайк:

«Вы думаете, вас это не коснется – вы не анархист і не постите Гитлера на странице? Тогда посмотрите на тенденции. Под давление попадают протестанты и свидетели Иеговы, сторонники легализации марихуаны, представители ЛГБТК и свингеры. И пусть не в каждом случае звучит слово «экстремизм», но его все чаще используют для обобщения и криминализации все большего количества людей».

Уже в апреле в Палате представителей будут рассматривать очередную поправку в«Закон о борьбе с экстремизмом». Что делать с усилением репрессий и атмосферы страха? Николай Дедок заявляет о начале кампании «Я экстремист» с единственным требованием – отменить это закон.

Присоединиться к компании может каждый желающий. К примеру, поучаствовав во флэш-мобе – выложить селфи с каким-либо материалом, внесенным в официальный список экстремистских материалов. Как это сделал сам Николай Дедок, сфотографировавшись напротив минского КГБ рядом с памятником Дзержинскому с надписью «А.С.А.В».

В комментариях к посту Николая Дедка отметились, среди прочих, и несколько политзаключенных. Лидер «Молодого фронта» Дмитрий Дашкевич пошутил, что полюбил пост Дедка и уже идет собирать вещи в тюрьму. А участник Площади-2010 Владимир Кондрусь даже записал видео в качестве флеш-моба «Скажи правду о Лукашенко».

Что такое экстремизм, и в чем он проявляется? Мы спросили на улицах столицы.

Николай Дедок, активист анархистского движения, бывший политзаключенный:

«Я считаю, что этот термин нужно вообще исключить из нашего применения, по крайней мере из политического, потому что в Беларуси этот термин приобрел такое широкое толкование, что под него можно подписать буквально любую критику власти, тем более любые радикальные идеи по изменению общества. Поэтому я считаю, что этот термин нужно или убирать из употребления, или изменять его смысл вообще. Я считаю этот термин манипулятивным. Да, так оно и есть (что это закон о борьбе с инакомыслием). Государство имеет тенденцию обвинять в экстремизме всех представителей радикальных движений, но если мы развернем, например, «СБ», прочитаем, что они там пишут касательно Европы, вопросов мигрантов, ЛГБТ, то по европейским меркам это ультраправый экстремизм, радикализм. Но в Беларуси это государственный мейнстрим…»

Продолжение беседы – в сюжете.

belsat.eu

Смотрите также
Комментарии