Вот так В Томске топором вырубили ангела-хранителя, птицу алчности и козла


Раз в год Томск становится мировой столицей топорного искусства. На 11-й фестиваль народных ремесел «Праздник топора» съехались две с половиной сотни скульпторов и плотников из 35 стран мира. В этом году организаторы фестиваля решили не ограничивать полет фантазии участников специально заданной темой. О чем хотят говорить художники?

Андрей Кошелев из Красноярска из дерева ваяет… воду. Точнее, состояние, которое испытывают погруженные в нее тела. Невесомость. Физическую и ментальную.

«Концепт такой, что дети – они такие невесомые. А мы, взрослея, приобретаем такую весомость. Какой-то вес, багаж, и он нас тяготит…» – говорит скульптор из Красноярска Андрей Кошелев.

Самое тяжелое событие 2018-го – трагедия в Зимней Вишне – откликнулось в работах сразу нескольких мастеров. Кемеровчанин Игорь Суворов свою скульптуру режет даже без чертежей – все, что хочет сказать, у него в голове.

«Это будет Ангел-хранитель. У него рука так будет – кисть – можно подойти сфотографироваться – фотография будет с ангелом-хранителем», – скульптор из г. Топки Кемеровской области Игорь Суворов.

Работа временами стопорится – в мастерской под открытым небом пропадает электричество. Видимо, перегруз – участников слишком много, предполагают конкурсанты. Пока нет света, семейство Галайда – 10-кратные участники Праздника топора – орудуют бензопилами. Но без фиксации шуруповертом их мамонт все равно далеко не уйдет. Точнее, долго не простоит.

«Там будет смотровая площадка. Ступеньки сделали, можно будет с высоты мамонта смотреть на мир…» – дочь постоянного участника Анатолия Галайда Валентина Холкина.

А вот команда скульпторов из Чечни предлагает всем взглянуть на прозу жизни глазами горного орла. И горного козла, которому не повезло.

«Это хищник. А это – сами знаете. Бедное животное. Мы хотели это показать, как есть. Может, это, некоторые не видели, как они охотятся. Бывает, что люди в горы не ездят…» – скульптор из Чечни Ибрагим Исмаилов.

Совсем другая птичка прилетела в Томск из русской Лапландии – Мурманска – при помощи Ивана Локтюхина. Он со своим коллегой из Хабаровска вырастили из сибирского кедра птицу алчности.

«В русской традиции есть птица Сирин, которая прекрасно поет, но грустная. Есть птица Алконост, которая веселая, дарит радость людям, надежду людям. А сейчас Алконост писать, какие-то буквы заменились, получается алчность. Вот денежки везде – очень много вещей, которые заменяют настоящее счастье!» – говорит скульптор из Кировска, Мурманской области Иван Локтюхин.

Тему продолжает скульптор Юрась Командирчик. Он экранизирует в дереве белорусскую сказку «Дед и журавль». Про то, как журавль потоптал у деда просо, одарил его рогом изобилия, да рог тот богач отобрал. За что и поплатился.

«Не надо богатым обижать малоимущих, надо наоборот помогать им!» – говорит скульптор из Беларуси Юрась Командирчик.

Мастера из дальнего зарубежья развивают тему мира и веры в человечество. Мозамбикский художник Симоиш отжигает на дереве сюжет – как люди доброй воли объединяются вокруг земного шара. А поляк Роберт Виксель, дважды прочитавший «Преступление и наказание» Достоевского, решил отдать дань двум хрестоматийным образам – Родиону Раскольникову и Сонечке Мармеладовой.

«В книге есть такой момент, когда Соня читает Раскольникову Библию. Евангелие. Рассказ о Лазаре… И поэтому Раскольников обвит пеленами. Это символизирует, что он, как Лазарь, пытается вырваться к новой жизни…» – скульптор из Польши Роберт Виксель.

Любовь – вот, что может и возрождать, и низвергать, считает Александр Ивченко из Воронежа. Тележурналист в прошлом, он сменил профессию ради свободы самовыражения. На празднике топора участвует со скульптурой «Пленение». Влюбленный в фею кентавр стал не только удачно разрешенным инженерным квестом и призовым местом, но и шагом к мечте.

«Я хочу в Воронеже построить что-то вроде деревянного Диснейленда… Но в Воронеже культура восприятия дерева гораздо ниже, чем в Сибири… Поэтому мне приходится ходить по кабинетам, всех уговаривать. Пока четыре года дело стоит. А вот если я приеду не просто Саша с бензопилой, а Саша – победитель фестиваля с 35 странами, возможно, меня кто-то услышит. Мне от этого проекта не нужно ни денег, ничего… Мне просто хочется оставить след на земле…».

Лариса Коновалова belsat.eu

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии