Вот так В Томске предлагают голосовать за партию мертвых. Потому что мертвых больше


Представители «Партии мертвых» провели акцию протеста. О смысле политического акционизма наши коллеги из Томска поговорили с основателем «партии» Максимом Евстроповым – питерским художником, музыкантом, философом, участником арт-группы Родина, инициатором депрессивной демонстрации в Питере «Увы-парад» и по совместительству доцентом Томского госуниверситета.

107 миллиардов мертвых против 7 миллиардов живых. «Партия мертвых» – самая большая партия в мире. У нее есть своя программа: свобода, равенство, анархия. И свой устав, в котором прописано, что никто не имеет права говорить от лица мертвых.

«Например, когда мертвые выступают в поддержку правящего режима. Когда голоса мертвых используются на выборах, при принятии каких-нибудь законов… Издревле власть пытается подпереть свой авторитет на мертвецах. Представить все таким образом, что мертвые умирали не просто так. А ради того, чтобы все было так, как есть», – говорит Максим Евстропов.

Черепа на палочках – своеобразный отклик на движение Бессмертный полк. Шествие в память о погибших зародилось в Томске как низовая инициатива. Но вскоре попало под контроль государства. И из него тут же начала уходить жизнь.

Чтобы жизнь не уходила, «партия мертвых» решила выступить в Томске против войны.

«В современной России пытаются использовать мертвых для оправдания своего какого-то милитаризованного курса и в целом, достаточно агрессивной политики… меня задела история с наемниками, в Сирии… государство, когда еще не понятно было, что с ними, оно поспешило объявить их мертвыми», – считает Евстропов.

Второй акцией, которую представители «Партии мертвых» провели в Томске, стала очень краткосрочная персональная выставка Макса Стропова в переносной галерее «Урна». В минуту молчания при немых свидетелях в мусорной и одновременно погребальной урне был сожжен Феникс. Как символ возрождения из мертвых.

Лариса Коновалова, Томск, «Белсат»

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии