Вот так В России могут ликвидировать одну из старейших правозащитных организаций


Легко ли быть в России иностранным агентом? Закон об особом статусе организаций, получающих хоть копейку денег из-за рубежа и занимающихся политической деятельностью, действует уже 7 лет. В список инагентов включаются все новые организации – в основном, правозащитного характера. Их деятельность из-за этого мониторится особым образом, а саму организацию вообще могут ликвидировать.

Министерство юстиции потребовало ликвидировать в судебном порядке одну из старейших правозащитных организаций в России – «За права человека» Льва Пономарева. В качестве обоснования такого требования Минюст указал неоднократные нарушения организацией статей, связанных с законом об иностранных агентах.

«За права человека» существует 22 года. Состоит из десятков региональных отделений и московского офиса, в котором отключено электричество. Иск о ликвидации формально связан с неустранением правовых нарушений, выявленных во время проверок, говорят в «За права человека«. Но реальную подоплеку видят в другом. Говорит Олег Еланчик, волонтер ООД «За права человека»:

«Именно «За права человека» ставит открыто очень острые вопросы. Пономарев открыто в этом году выступал против ФСБ, говорил о том, что идет ползучий захват власти силовиками, открыто, стоя у здания ФСБ, говорил о деле «Сети» и «Нового величия».

Еланчик пришел в движение 3 года назад – тогда от пыток в колонии спасали активиста Ильдара Дадина. И остался волонтерить. Говорит – это место, открытое для всех активистов и пострадавших от несправедливости. Иностранным агентом движение признали в феврале этого года. Еланчик рассказывает, что их публикации мониторят «доброжелатели», а затем пишут жалобы на движение в Роскомнадзор. Штрафов за этот год накопилось под два миллиона.

«По закону об иностранном агенте издаваемые материалы организация обязана помечать – что они изданы иностранным агентом. В эти издаваемые материалы, как оказалось, входят публикации в фейсбуке от имени Пономарева или личный блог Пономарева на «Эхе Москвы» – он там упомянул «За права человека», будучи директором «За права человека», и не написал, что это – иностранный агент. И пожалуйста – штраф до 300 тысяч рублей».

Статус иностранного агента появился в российском законодательстве 7 лет назад. Сейчас в реестре 72 организации – например, Комитет солдатских матерей, организация больных диабетом. И с недавних пор – Фонд борьбы с коррупцией Навального. Агент – значит шпион, доверия, как понятно из разговоров с прохожими, это не вызывает.

«Это безобразие. Как это можно. Шпионов прислали, диверсантов, еще их оттуда финансируют, а они нам загнивание устраивают».

«Не думаю, что целесообразно им не препятствовать. Я думаю, что надо депортировать просто».

«Агент – это же разведчик, шпион. Закон-то по-моему есть – ловят, сажают».

Инагентом Минюст может признать НКО, которое получает деньги из-за рубежа и ведет политическую деятельность – а это понятие широкое. Говорит член правления ПЦ «Мемориал», Александр Черкасов:

«Запрещено высказываться на любые значимые темы в адрес власти или общества. То есть если ты что-то делаешь, ты должен делать это молча. Любое высказывание – даже о том, что какого-то дальневосточного журавля надо спасать, потому что он вымирает – организацию, которая этого журавля защищала сделала иностранным агентом. Диабетики, евреи – если они не молчат, они становятся иностранными агентами. Это такой способ убить последнюю обратную связь, которая у нас есть».

Правозащитный «Мемориал» – иностранный агент с 2013 года. Статус, говорит Черкасов, требует 4 раза в год подавать отчеты в Минюст. Кроме того – проверки, отрывающие от основной работы. И клеймо родом из советских времен:

«И главное – это не имеет никакого отношения к борьбе с какими-либо врагами. Представьте себе Джеймса Бонда, который 4 раза в год носит отчеты на Лубянку к майору Пронину. Анекдот? Анекдот. Это, как вы понимаете, удушающие объятия, которые мешают дышать, но еще не убивают. Однако, на основании этого закона, можно кого-то убить, в смысле закрыть».

Иск Минюста по ликвидации собирается изучить уполномоченная по правам человека в России Москалькова. Если суд иск все-таки удовлетворит, у движения могут забрать помещение. Но деятельность организация прекращать не собирается. Там говорят – нас объединяет общее дело и желание изменить ситуацию и рассматривают варианты продолжения работы.

Маша Макарова, Максим Гаранин belsat.eu

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии