Ждать ли белорусам возвращения «эскадронов смерти»?



Все тайное однажды становится известным. Однако следующие вопросы уже более 17 лет остаются без ответа. Где Гончар? Где Захаренко? Где Красовский? Где Завадский?

Оппозиционные политики, бизнесмен и журналист исчезли при до сих пор невыясненных обстоятельствах на волне противостояния главы Беларуси и оппозиции в конце лихих 90-х. В причастности к их похищению и последующему убийству родственники исчезнувших и представители оппозиции обвиняют руководство нашей страны, в том числе лично Александра Лукашенко.

Интересно, что в этом году тему своих пропавших оппонентов неожиданно поднял сам глава государства во время так называемого большого разговора с президентом 3 февраля: мол, кого-то видели в Германии и даже сфотографировали. Рассказать правду о преступлениях, в том числе о судьбе бывшего министра внутренних дел Юрия Захаренко, открытым обращением Лукашенко призвала 93-летняя Ульяна Захаренко. Также женщина попросила наконец признать ее сына умершим, чтобы хоть как-то сдвинуть дело с места.

Почему ответственных за исчезновение оппонентов Лукашенко не разыскивает «Интерпол»? Где в Беларуси сохраняются доказательства вины и увидим ли мы когда-нибудь их? Есть ли у этих дел срок давности? И вернутся ли «эскадроны смерти»? Это в нашей теледискуссии «Два на два» обсуждают бывший следователь прокуратуры Фрунзенского района Минска, а ныне правозащитник Олег Волчек и правозащитник Раиса Михаловская. Смотрите видеоматериал выше.

Больше о «эскадронах смерти» вы узнаете из нашего фильма «Банда»:

Теги: Interpol

Другие материалы

Зачем Беларуси Год науки? Выйдем в мировые лидеры?

«Бояться надо не «Запада-2017», а спонтанных учений России»

Белорусский язык, Погоня, бело-красно-белый флаг – просто мода?

Участники протестов: «Милиционеры, которые держали нас под арестом, всерьез спрашивали: как жить дальше?»

Алесь Пилецкий и Артем Горбацевич — «дело Белого легиона»

Приезжать можно, выезжать – нет? Почему власти не вводят малое пограничное движение

«Лукашенко еще в 1995 году сказал, за что его могут проклясть»

Независимые журналисты стали звездами для простых белорусов. Надолго ли?