Вот так Троицкий о запрете «Смерти Сталина»


В России запретили к прокату британскую сатирическую комедию, которая должна была выйти на экраны 25 января. Ранее деятели российской культуры, среди которых режиссеры Никита Михалков и Владимир Бортко, написали коллективное письмо с просьбой отозвать прокатное удостоверение фильма.

Это решение в эфире программы «Вот так» комментирует Артемий Троицкий, российский журналист и культурный обозреватель.

Фильм не могли не запретить. Мне повезло: я посмотрел его в Лондоне. Это достойная работа. Я был страшно удивлен, что фильм готовится к прокату в Российской Федерации.

Этого не могло быть никогда: фильм больно бьет по нынешней власти, и по бывшей советской власти.

Он показывает Сталина мелким идиотом, а его сподвижников – воюющей друг с другом группой ничтожеств. Вся наша политическая жизнь предстает там самым жалким образом.

Игорь Винявский: Почему россияне так серьезно воспринимают сатиру?

Когда у страны интересное настоящее и перспективное будущее, смеяться над своей историей совсем не страшно. Но сегодня в России история – это все, чем мы можем гордиться: Гагарин в Космосе, Великая Отечественная война и Холодная война, когда мы были как бы на одном уровне с Америкой. А ее высмеивание очень болезненное – в первую очередь для российского начальства. Но и простые русские граждане тоже были бы обижены.

В 2015 году в мировой прокат вышел фильм «Номер 44», снятый совместно США и Великобританией. По сюжету события происходят в СССР 50-х годов, где сотрудник МГБ расследует серию детских убийств. Фильм так же был снят в России с проката. Как вы думаете, чем вызван интерес западного кино к истории СССР?

Я бы не сказал, что на Западе обострился интерес к истории России – это просто интерес к России: она стала вести себя достаточно вызывающе на международной арене. После этого пошла цепная реакция вплоть до кинофильмов и допинга на Олимпиаде.

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии