Трагедия в Шереметьево – не первая в истории эксплуатации модели Sukhoi Superjet 100

Произошедшая трагедия – не первая в истории эксплуатации модели Sukhoi Superjet 100. О других инцидентах, связанных с самолетом российского производства и их причинах – в сюжете Светланы Овчаровой.

Трагедия в Шереметьево – вторая катастрофа с человеческими жертвами за восемь лет эксплуатации воздушных суден модели Sukhoi Superjet 100. Первая катастрофа произошла в 2012 году, когда самолет врезался в гору в Индонезии. Тогда погибли все 45 человек, находящиеся на борту. Виновным в трагедии назвали человеческий фактор.

Без жертв обошлись два другие инциденты, о которых писали СМИ. В 2013 году в Исландии лайнер приземлился без шасси, а в 2018 году самолет Sukhoi Superjet 100 авиакомпании «Якутия» выкатился со взлетно-посадочной полосы. Как сообщили в Росавиации борт эксплуатировался с неработающим реверсивным устройством – одним из устройств для торможения самолёта при посадке. Тогда воздушное судно получило серьезные повреждения, но никто из 91 человека на борту не пострадал.

С 2011 года не удалось самолету российской сборки избежать более мелких неприятностей, которые случаются и с самолетами других производителей, но есть интересные детали. К примеру, в апреле 2018 года по сообщению журналистов BBC в «Аэрофлоте» был выпущен внутренний документ под названием «Состояние безопасности полетов в феврале 2018 года». Из него следует, что с самолетами SSJ 100 в парке компании инциденты происходили чаще, чем с лайнерами других моделей.

Причина, как отмечает газета »Ведомости« со ссылкой на свои источники, – проблемы с послепродажным обслуживанием – дороговизной и нехваткой запчастей, а также из-за длительного срока их доставки. То же подтвердил на условиях анонимности изданию The Insider пилот «Аэрофлота».

«Недавно из всего парка самолетов Sukhoi Superjet – порядка 30-40 – летало меньше 10. Все остальные стояли у забора сломанные. Это правда российской, а когда-то и советской авиадействительности, что с запчастями все очень плохо», – отмечается в исповеди пилота «Аэрофлота».

В августе 2018 года директор по флоту авиакомпании «Якутия» – перевозчика, который сделал ставку на самолеты Sukhoi Superjet 100 Иван Винокуров изданию ATO.ru рассказал, что авиакомпания несет огромные убытки именно из-за низкой исправности SSJ 100.

«Из пяти машин нам не удалось войти в расписание с четырьмя! Периодически у нас были исправны только два самолета из четырех, заявленных в летнем расписании. У нас может не остаться никакого другого варианта, кроме как прекратить эксплуатацию», – сказал Винокуров.

Рейсы отменяет и крупнейшая российская авиакомпания «Аэрофлот»

«Рейсы отменяют, задерживают очень часто. Пилот, который летает в Воронеж на Superjet, говорит: у меня каждый раз лотерея: 50% – я улетаю, 50% – нет. Это вообще не показатель для авиакомпании, чтобы рейс выполнялся с вероятностью 50%, просто финансовая катастрофа», – цитирует пилота «Аэрофлота» издание The Insider.

Несмотря на простои и отмены рейсов в сентябре прошлого года »Аэрофлот« подписал с Объединенной авиастроительной корпорацией соглашение на поставку в период с 2019 по 2026 год еще 100 Sukhoi Superjet. И пока российские авиаперевозчики от отечественного авиапрома не отказываются, а государство поддерживает и субсидирует – зарубежные эксплуатанты возвращают самолеты производителю.

«Мы самолёт «Суперджет-100» продаём, причём достаточно хорошо осваиваем этот рынок в Мексике», – отмечал в 2017 году Владимир Путин по итогам саммита БРИКС.

Мексиканская авиакомпания InterJet, которая планировала закупить 30 SSJ 100 в результате приобрела лишь 22 и уже в 2019 году попросила Россию отремонтировать самолеты, поскольку из купленных лайнеров – 15 не летают из-за поломок, а единственный европейский эксплуатант SSJ 100 – авиакомпания CityJet в феврале нынешнего года на своем сайте в разделе «Флот» перестала указывать семь SSJ 100.

Светлана Овчарова belsat.eu

Другие материалы

«Всем пофигу!»: красная зона самоизоляции для россиян становится нормой

В связи с карантином украинские правозащитники требуют амнистии для заключенных

Эрнест Мезак: В пересчете на миллион населения у нас заболеваний больше, чем в Москве

Полный выпуск «Вот так»

Ирина Маслова: «27 погибших и из них девять, одна треть, это врачи»

Журнал Vademecum: «Жесткая цензура на государственном уровне»

«Наши сотрудники получили надбавку к зарплате максимально $ 7». В каких условиях работают медики в Украине

Полный выпуск «Вот так»