Сколько стоит коммуналка за решеткой?

За чей счет живут осужденные в местах заключения? Вы думали, за наш с вами? А вот и нет. На примере Петра Кучуры, отбывающего наказание в колонии № 15 в Могилеве, мы выяснили, что пенсионеры и инвалиды платят за себя и еще за того парня. Ольга Васильева рассказывает.

Жена осужденного Петра Кучуры Людмила обратилась в Комитет государственного контроля, чтобы выяснить, во сколько ее муж обходится государству. Ведь по собственным подсчетам женщины, заключенный в исправительной колонии номер пятнадцать ее муж Петр Кучура оплачивает коммуналку, почти равную жировке за трехкомнатную квартиру в Минске.

«Подогрев воды, вот они тоже пишут — подогрев воды, но у меня же вода 24 часа в сутки горячая, в колонии осужденные только раз в неделю принимают баню. У них нет горячей воды. Уже подогрев у них меньше должен быть, ведь только четыре раза в месяц они пользуются горячей водой», – говорит жена осужденного Людмила Кучура.

Пенитенциарное учреждение выдало справку, согласно которой из пенсии по возрасту Петра Кучуры ежемесячно высчитывают деньги за питание, коммунальные услуги, средства личной гигиены и одежду. Счета, мягко говоря, странные. Так, воды в колонию якобы пришло в 15 раз меньше, чем вышло. И это только начало…

«В июне каждый осужденный использовал где-то 100 киловатт. Если мы берем июнь, самый длинный световой день, уже получается электроэнергии мало. Плюс я знаю, как на один отряд один холодильник, один телевизор где-то в комнате. Если в отряде 100-120 человек и с каждого удерживают за 100 киловатт, значит, как это понимать, что каждый за эту лампочку заплатил? Это же абсурд», – говорит Людмила Кучура.

Подозрительно большие цены за коммуналку объясняет правозащитник Андрей Бондаренко, который отбывал наказание в этой же колонии. Расходы места отбывания наказания ложатся на плечи осужденных. Чтобы рассчитаться за коммуналку, к их доходам – заработку или пенсии – применяется определенный коэффициент:

«Из пенсии осужденного могут удержать сумму в 10 раз больше, чем из зарплаты осужденного. У нас зарплата колеблется от 1 до 5 рублей. И определить, какой логикой пользуется колония, кроме логики любым способом возместить свои расходы, другой логики здесь не существует ».

Деньги взимают со всех, но в разном количестве. Тех же, кто жалуется, наказывают. Так, после обращений семьи Кучуры, к заключенному стали чаще цепляться. В настоящее время в Октябрьском суде Могилева рассматривают жалобу осужденного на получение им двух взысканий.

Сын осужденного Константин Кучура говорит:

«В этом случае ему в вину ставят то, что он при личной беседе со мной ругался матом, что и стало основанием для наложения на него взыскания. Вот мы и хотим опротестовать это, потому что у меня есть неопровержимые доказательства, что матом он не ругался».

Секретарь Могилевской наблюдательной комиссии для надзора за местами лишения свободы Борис Бухель говорит, что комиссия уже запланировала посещение исправительной колонии номер 15. И обязательный пункт программы – встреча с Петром Кучурой. Борис Бухель из комиссии по надзору за местами лишения свободы считает:

«Произвол администрации колонии – в распределении расчета за коммунальные услуги и то, что накладываются взыскания на человека по любому надуманному поводу».

На свою жалобу в государственный контроль по Могилевской области Людмила Кучура получила отписку. Чтобы раскрыть тайну начисления коммунальных платежей на осужденных, женщина собирается писать жалобу выше – на этот раз в республиканский Комитет государственного контроля.

О жировках в колонии для заключенных разговариваем с правозащитником Василием Завадским:

«В соответствии с нашим законодательством на каждого заключенного приходится 2 кв. м. жилой площади. Реально где-то так и есть. И посчитайте сами, что за эти 2 кв. м. человеку приходится платить как за трехкомнатную квартиру в Минске. Я вижу здесь дискриминацию. Деньги эти берут с тех людей, которые могут заплатить, в данном случае из пенсии, потому что пенсионеры имеют постоянный доход. Те, которые работают. В законе так и написано, что те, которые не работают по независящим от них обстоятельствам, не оплачивают ряд услуг. Значит, перекладывается на плечи тех, кто работает или пенсионеров…»

belsat.eu

Другие материалы

Между жизнью белорусов и экономикой

Класковский: Москва никогда не согласится выпустить Беларусь со своей орбиты

Коронавирус: подумайте о старших

Коррупция добралась до тела президента

Власти уверены, что контролируют праймериз

Эксклюзивный комментарий работника «Беларуськалия» о трагедии

Владимир Непомнящих: Милиция стала защищать не народ, а власть

Организаторы праймериз отказали Канопацкой в доверии