Вот так Россияне защищают солдата убившего своих командиров


Тюремные порядки в российской армии – сегодня появились новые подробности событий в забайкальской военной части. В конце октября солдат-срочник Рамиль Шамсутдинов расстрелял своих сослуживцев, в том числе офицеров. По данным журналистов проекта «База», убийство может быть связанны с насилием, которое процветало в подразделении.

Дедовщина как в период агонии Советского Союза. В Интернете появились фрагменты показаний, которые приписывают Рамилю Шамсутдинову – это он в конце октября расстрелял восьмерых сослуживцев. Молодой человек признается:

«Единственное, мне жаль, что я случайно зацепил двоих ребят, которые были совсем не при чём. К остальным у меня жалости нет никакой. А эти – парни с одного со мной призыва…»

Военные утверждали – убийство связано с личными, неармейскими, проблемами срочника. Потом появилась версия о конфликте солдата с одним из офицеров. В прессу просочилась выписка из личного дела Шамсутдинова – утверждалось, что рядовой был склонен к агрессии. Однако свидетельства военных, которые служили в злополучной части 54160 говорят о вымогательствах, унижениях и избиениях, в которых участвовали офицеры. Но судя по показаниям самого Шамсутдинова – этого было мало:

«В тот день они пообещали меня опустить. Так и сказали, предупредили, что типа изнасилуют. Лейтенант в тот день мне сказал, что всё, понимаешь, после караула – всё будет. Всех молодых других до меня уже опускали, я знаю. А в этот вечер, значит, моя очередь, мне деваться некуда было, что мне делать?».

Солдат сейчас под арестом. Шамсутдинов старший только что общался с сыном и подтверждает, солдата довели до крайней точки. Дедовщина – проблема как для советской, так и российской армии. Об этом громко заговорили после другого массового убийства – в 1987 году литовский солдат Артурас Сакалаускас не выдержав унижений, расстрелял сослуживцев и свидетелей насилия. После многочисленных реформ, частичного перехода на контракт и сокращения срока службы, казалось, дедовщина осталась в прошлом.

Говорит Элла Полякова – глава организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга»:

«Общество сделало вид, что ее нет, что все хорошо. Ну что такое контракт, что такое год службы?! В результате мы получаем страшную ситуацию, с которой разбираются только правозащитники. Министерство обороны закрылось для этой темы, министерство обороны делает вид, что нет этой проблемы».

Правозащитники говорят об увеличении жалоб на казарменное насилие за последнее время. При этом доказать преступление сложно – в частях сейчас запрещены мобильные телефоны, а значит нет ни видео, ни фото.

Власти со своей стороны, пытаются представить Забайкальский расстрел частной, исключительной историей. Министр обороны возмущен, что срочника отправили с оружием в длительный караул. А пресс-секретарь Кремля, Дмитрий Песков заявил:

«Нет, президент не будет на это реагировать. Это не вопросы президента».

По-своему видят проблему в организациях «Офицеры России» и лояльном к власти «Комитете солдатских матерей» – они признают – конфликты в частях могут быть, но к радикальным шагам подталкивает Интернет, а правозащитники устраивают пляску на костях. Говорит Сергей Липовой – глава организации «Офицеры России» :

«У него, по-моему, компьютерная реальность перемешалась с жизненной реальностью. И очень похоже, что когда он шел и расстреливал своих сослуживцев, он представлял, что он якобы сидит в компьютере».

В качестве профилактики Роскомнадзор должен блокировать доступ к жестоким компьютерным играм, считают Офицеры России, заодно они осуждают авторов петиций с призывом оправдать Рамиля Шамсутдинова.

Ян Моравицкий belsat.eu

Фото: Yuri Smityuk / TASS

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии