«Решение об отмене декрета о тунеядцах принято, ищут способы, как его ввести и сохранить лицо»

Деньги, которые выбивают из «тунеядцев», пойдут в том числе и на заработки чиновникам. На оплату труда людей, занятых в бюджетной сфере, уходит от 30 до 40% этого самого бюджета, говорит руководитель проекта «Кошт урада» Владимир Ковалкин.

Тем временем, Беларусь – один из глобальных чемпионов по количеству чиновников. Точные цифры засекречены, эксперты называют цифры от 50 тыс. до 150 тыс. госслужащих. Учитывая их куда выше среднего по стране зарплаты, бремя на госбюджет от содержания армады чиновников не может не впечатлять.

По словам Владимира Ковалкина, скорее всего, решение об отмене декрета №3 наверху уже принято. Сейчас чиновники ищут способа осуществить его, сохранив лицо и не признаваясь в том, что они ошибались.

Недаром же одним из наиболее популярных обещаний Александра Лукашенко, которые он повторяет буквально ежегодно, кроме зарплаты в $ 500 или даже 1 тыс., остается сокращение госаппарата. Так, 13 февраля глава государства даже подписал указ об уменьшении штата собственной администрации сразу на 30% в целях совершенствования ее деятельности, оптимизации структуры и численности. Документ вступит в силу 1 мая в этом году и оставит на своих должностях всего 108 человек.

Вот только действительно ли мы имеем такое долгожданное начало реформ системы Лукашенко? Или просто экономический кризис настолько достал, что денег не хватает даже на содержание собственных придворных? Об этом в студии разговаривают руководитель проекта «Кошт урада» Владимир Ковалкин и академический директор Центра исследований общественного управления SYMPA Дмитрий Маркушевский.

ТП

 

Другие материалы

Зачем Беларуси Год науки? Выйдем в мировые лидеры?

«Бояться надо не «Запада-2017», а спонтанных учений России»

Белорусский язык, Погоня, бело-красно-белый флаг – просто мода?

Участники протестов: «Милиционеры, которые держали нас под арестом, всерьез спрашивали: как жить дальше?»

Алесь Пилецкий и Артем Горбацевич — «дело Белого легиона»

Приезжать можно, выезжать – нет? Почему власти не вводят малое пограничное движение

«Лукашенко еще в 1995 году сказал, за что его могут проклясть»

Независимые журналисты стали звездами для простых белорусов. Надолго ли?