Вот так Путин отправляет реставраторов в Париж, а в России гибнут памятники зодчества


Пожар в Нотр-Дам напомнил о том, как хрупка и уязвима старинная архитектура. Многие российские памятники не так известны, и их утрата не вызывает такого резонанса. Несмотря на это Владимир Путин предлагает отправить лучших реставраторов в Париж. А больше половины россиян, по данным ВЦИОМ, считает, что их страна должна помочь Франции в реставрации знаменитого памятника. О том где еще нужны российские реставраторы наши новгородские коллеги.

Несколько дней после пожара в Нотр-Дам де Пари российский интернет породил тысячи мемов на тему самого пожара и сочувствия парижанам. Не обошли стороной и российскую реставрацию, обратив внимание на плохое состояние памятников русского зодчества.

Пожар в соборе Парижской Богоматери стал трагедией для всех французов и всей Европы. Помощь предложил даже Владимир Путин. А мы находимся в самом сердце Великого Новгорода, на Ярославовом дворище. Это место, как и Нотр-Дам для Франции, имеет сакральное значение для российской государственности. И также требует срочного вмешательства реставраторов.

Здесь находилась резиденция Ярослава Мудрого, одного из самых почитаемых в России правителей. С XIII века у Никольского собора созывали Вече — главный орган власти в новгородской демократии. Сегодня Ярославово дворище и вся территория средневекового Новгорода включены в список наследия ЮНЕСКО. Казалось бы, вот жемчужина русской истории, равная по значимости одному из символов Парижа. Рассказывает искусствовед Владимир Ядрышников:

«И вот видим такой запущенный вид в самом центре древнего и, я считаю, великолепного города. И мне, например, стыдно просто за город. И всегда перед экскурсантами извиняюсь за состояние наших памятников. А сделать ничего практически невозможно».

А вот церковь Петра и Павла на Сильнище XII века, один из наиболее сохранившихся в России памятников домонгольской архитектуры. 20 лет назад он выглядел так. Но затем с него сняли старую кровлю, а на новую уже не хватило денег. Говорит Владимир Ядрышников:

«Храм сейчас просто висит на волоске. 20 лет он висит на волоске и в любой момент может рухнуть. Храм ЮНЕСКО, храм федерального значения. Представьте позорище на весь мир, если своды рухнут у храма ЮНЕСКО».

Еще один объект ЮНЕСКО — церковь Петра и Павла в Кожевниках, начало XV века. Ее уникальность — в редком сохранении первозданного вида. Патину времени ничего не скрывает. Но и здесь мы видим: вываливаются кирпичи и целые блоки, а на кровле лежит рубероид. Как же тогда выглядят менее значимые архитектурные памятники?

Село Бронница, церковь Введения Богородицы во храм, вторая половина XVIII века. Отреставрирован в 60-е годы века XX, во времена научного атеизма. С наступлением эпохи возрождения православия оказался востребован лишь детьми, которым негде играть.

Очевидно, на все памятники денег не хватает. Однако Владимир Путин предложил отправить в Париж лучших специалистов. Но они и без того имеют огромный спрос. Рассказывает Владимир Ядрышников:

«Реставраторов европейского уровня у нас единицы. И, конечно, их рвут на части внутри страны. И не дело их отправлять на Запад, там своих реставраторов навалом. И это Путин, я считаю, проявил дипломатию, и это просто слова».

Собор Парижской Богоматери получит миллиард евро на восстановление. Памятники Великого Новгорода, Пскова, Владимира и других древних русских городов миллиарда не получат. Разрушение не от пожаров, а от времени воспринимается терпимо. Вот так.

Алексей Сабельский, Александр Кириллов belsat.eu

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии