Психологи рассказали о разнице между украинским солдатом и добровольцем


Ровно пять лет назад, после начала военного конфликта на востоке, по распоряжению министра внутренних дел Арсена Авакова начали создаваться батальоны добровольцев. Накануне в Киеве собралась лишь небольшая группа тех, кто воевал по собственной воле и зову сердца, зачастую без подготовки и военных навыков. День добровольца посетила Адэля Дубавец.

Из огня Майдана – в пламя войны. Пять лет назад первые пять сотен добровольцев прибыли на полигон Новые Петровцы под Киевом для создания первого состава первого добробата.

«Они собрались после Майдана, собрали остатки своих сил и пошли на фронт. Пускай кто-то это сделал в 2014-м, кто-то – позднее, но это был настоящий порыв воли», – говорит киевлянка Анастасия.

Порыв воли, по мере поступления все новых трагических известий, охватывал все новых патриотов.

«Когда уже начались бои за Донецкий аэропорт, когда я увидел, как там гибнут парни, у меня внутри что-то перевернулось, я сказал себе «хватить сидеть», и пошел воевать», – рассказывает Сергей Лютый из батальона ОУН.

Около сотни человек вечером 14-го марта собрались возле памятника Добровольцу на киевской Троещине.

Видеорепортаж Адэли Дубовец смотрите в полном выпуске программы «Вот так»

День добровольца – совершенно новый праздник, на государственном уровне он отмечается с 2017 года. Митинг в честь добровольцев, который также является митингом памяти, проходит в спальном районе столицы, далеко от центральных артерий города.

Помимо самих добровольцев, их родственников и друзей, на митинге было немало детей – учеников местной школы, которые заботятся о памятнике, здесь в торжественной обстановке начинают каждый школьный год, отмечают патриотические праздники.

«В нашу школу мы всегда приглашаем парней, который возвращаются из АТО, и стараемся какими-то мероприятиями, общением с детьми помогать им возвращаться к жизни здесь, в мирном месте», – отмечает директор киевской школы Оксана Антощак.

Психологи говорят, что, пока у военных регулярных войск чаще бывают проблемы с мотивацией, но не с дисциплиной, в случае с бойцами-добровольцами все ровно наоборот. И войти в мирный ритм им бывает очень непросто.

«Есть проблематика психологической реабилитации. Почти каждый боец, находясь на войне, получает психологическую травму в той или иной степени. На данный момент, по моему мнению, это наиболее слабая сфера оказания помощи», – считает Юрий Черкашин из общественной организации «Сокіл».

Если она есть в принципе. Одной из проблем бойцов добробатов является их непризнанность. По разным подсчетам, около трех тысяч добровольцев по разным причинам не получили статус участников боевых действий. Еще сложнее с добровольцами из других стран – в особенности, из России и Беларуси.

«Классный пацан был, я помню, беларус. Он говорил, что ему дороги назад в Беларусь уже нет, что он останется в Украине», – вспоминает доброволец Олег Шевчук.

«Если они где-то засветятся, их в Беларуси ждут репрессии. Они понимают, что не имеют никаких гарантий от украинского государства, у них нет никакого статуса. Понимаешь тогда, кто действительно является нашим братским народом» – рассказывает Юрий Черкашин.

Добровольцам не нужны привилегии и награды, говорили на празднике, добровольцы готовы к лишениям ради будущего своей страны. Поэтому бойцы, сражавшиеся по зову сердца считают себя практически непобедимыми.

Адэля Дубавец, «Белсат»

Смотрите также
Комментарии