Позволим россиянам переписать историю Беларуси?

Российское Министерство культуры хочет разобраться с «фальсификацией истории» в Беларуси. Это открытие нового фронта в информационной войне или просто желание разобраться в историческом наследии? Историк Дмитрий Дрозд в «Беседе» Светланы Калинкиной объясняет, чего от этого ожидать белорусам.

Пока в разделе газа и нефти наступило затишье, дела пришли к разделению общей истории. Провластный историк Игорь Марзалюк призывает вернуть ценности, хранящиеся в России, а российское Министерство культуры планирует в Беларуси ряд мероприятий, направленных против «фальсификаций истории». Что это – политика или исследования?

«Думаю, это прежде всего политика, – полагает историк Дмитрий Дрозд. – История – та же политика, просто другими средствами».

По словам гостя программы, у российских историков есть все основания, чтобы быть не довольными белорусской версией общей истории. Разделы Речи Посполитой для россиян были «освобождением братского народа», для белорусов же – оккупацией. И сегодня будет прилагаться максимум усилий, чтобы российская позиция доминировала и в белорусской историографии.

Специально для тех, кому удобнее слушать, а не смотреть, «Беседа» запустила подкасты. Пока вы занимаетесь домашними делами, ведете машину или просто не хотите следить за мерцанием кадров – это для вас.

Программа «Беседа» выходит на «Белсате» с понедельника по четверг в 21:20. Смотрите через спутник «Астра 4A» (прежнее название «Sirius 4»), онлайн и в архиве на нашей странице.

А также подписывайтесь на «Беседу» в Facebook, ВКонтакте, «Одноклассниках», Twitter, Instagram и Telegram.

На иллюстрации коллаж из фото: pxhere.com, wikipedia.org, Ольга Шукайло / TUT.BY

Смотрите также

Другие материалы

Волна коронавируса придет из тюрем. Нужна амнистия

Россия не отказалась от захвата Беларуси?

Поможет ли Трамп белорусским IT-шникам?

Последствия коронавируса сравнивают с войной. Как спасать белорусскую экономику?

Как анархисты борются с коронавирусом

Как работают петиции: Министерство здравоохранения уже знает, что делать с карантином

Признала ли официальная история 25 марта?

Что страшнее: вирус или паника?