Политические репрессии. Свидетели обличают сталинский режим

В России отмечают День памяти жертв политических репрессий. По данным правозащитного центра «Мемориал», в России в настоящее время живы около 800 тысяч пострадавших от сталинских репрессий тридцатых годов. В их число по закону входят также дети, оставшиеся без попечения родителей. Тех же, кто прошел лагеря лично, остались единицы.

Пятнадцать тысяч жителей Северной Осетии пострадали в годы сталинских репрессий. Из тех, кто прошел застенки и тюрьмы, сейчас в живых остался только один. Говорит Аузби Зураев – председатель общественной организации «Номаран»:

«Это кого расстреляли из репрессированных – 1620 человек всего».

Аузби Зураеву – девяносто пять. В лагеря он попал 16-летним подростком: его подозревали в помощи фашистам, оккупировавшим село, в котором он жил. В лагере он прожил десять лет. Вернувшись, стал врачом. А тридцать лет назад основал общественную организацию, защищающую права жертв политических репрессий «Номаран».

Лично издал Книги памяти, восстановив очень многие имена. В основном организация работает целиком за свой счет: даже удобное помещение для стариков не получается «выбить» уже долгие годы. Говорит Аузби Зураев:

«На третьем этаже, когда они поднимаются, если на совещание или по нуждам, то у них случаются сердечные приступы»

Зураев рассказывает, что до сих пор в списке репрессированных появляются новые имена. Для них на «Камне слез», установленном во Владикавказе, кстати, тоже по его инициативе, оставлено пустое место, которое продолжает заполняться. Однако у самого Аузби Борисовича отношение лично к Сталину, который и был организатором чисток своих же сограждан – не всегда критичное. Рассказывает Аузби Зураев:

«Ну я уважаю как руководителя, но в одном деле у него ошибка, что репрессии в 1937-1938-м годах допустил».

В Осетии о репрессиях знают многие. Процент пострадавших в те годы был слишком большой, и репрессии коснулись очень многих семей:

«Репрессии – это та страница, которую мы не должны забыть»

«Если мы говорим о Северной Осетии, то репрессии начались в 19-м-20-м году, когда высылались казачьи станицы с полностью всем населением»

«О время таких репрессий погибает очень много людей. И даже в Осетии, почти в каждой семье это горе коснулось почти каждого».

«У нас в семье тоже были репрессированные и даже раскулаченные. У моего прадеда было 18 детей, и из них 12 мальчиков. А раньше на мальчиков давали наделы земли».

Страница истории еще не перевернута. Документы до сих пор не рассекречены. А компенсации в основном номинальные: цветы, возложенные раз в год.

Александр Серов, Лиза Омарова belsat.eu

Фото: Stanislav Krasilnikov / TASS

Смотрите также

Другие материалы

У России две проблемы: Путин и коронавирус. Итоги недели с Александром Подрабинеком

Карантин. Жизнь взаперти

Последний день перед каникулами в Москве

Коронавирус в мире: почти 25 тысяч погибших

Полный выпуск «Вот так»

Новый шиес в Ленинградской области

Коронавирус в российском правительстве и странный десант России в Италию

Богородица, коронавирус прогони!