Вот так Нет олигархов и независимых людей. Шок-диагноз будущего беларусского народа


Александр Баунов, эксперт и главный редактор сайта Carnegie.ru рассказал «Белсату» как видит будущее Беларуси и России.

Каким образом пройдет транзит власти в России, и что нужно сделать для того, чтобы он произошел?

Допустим, Путин выбирает некоего преемника Х, и этот преемник поддержан на выборах, но он начинает проводить другую политику. Это будет транзитом власти или нет? Сложный вопрос С одной стороны, рассуждая формально, нет, просто Путин продлил себя в своем наследнике, предложил Медведва-штрих, и этого Медведева-штрих население избрало Но этот Медведев-штрих начинает проводить существенно иную политику по многим вопросам, начинает реформы триады «полиция, прокуратура, суд» и еще ФСБ. Это будет транзитным событиям или нет? Или тогда уж нужно проиграть выборы Навальному, и тогда мы будем уверены, что все случилось.

Насколько устойчива сейчас политическая ситуация в России?

Когда в Украине повысили пенсионный возраст, это не привело к бурной дискуссии, потому что пенсия так ничтожно мала, что никто об этом всерьез не говорит. Какая разница, будет у тебя сто рублей или нет. Серьезно – это когда речь идет о 10 тысячах рублей, про это уже можно поговорить: жалко тебе их, не жалко, годом раньше, годом позже. Даже природа нашего недовольства другая. Природа нашего недовольства в том что нам становится все лучше и лучше, а где теперь это? Что такое? Давайте, верните! Это не ожесточение отчаяния, а ситуация очень благоприятная для политических реформ, потому что реформы как раз успешнее проходят не там, где тотальная нищета и безысходность.

Возможен ли транзит власти в Беларуси и в каком виде?

Нет, условно говоря, олигархов, и это то чем Беларусь гордится. Зато нет и класса независимых людей которые могут поддерживать независимых политиков, независимые СМИ, их гораздо меньше, чем в Украине и даже чем в России. Соответственно, нет и политического класса. Не очень понятно кому власть уступать. Есть бюрократия и можно сделать чейнж внутри нее, есть какие-то более прогрессивные бюрократы, можно взять одного из них и сделать президентом. Но кто будет давить, чье давление нужно чтобы такое давление произошло? Общество не давит, интеллигенция не давит, прессы в достаточном количестве нет, Россия не давит и Европа не давит. Потому что Европа очень осторожно сейчас обращается с Лукашенко. Во-первых, они не хотят обрушить еще одну государственность, потому что с Украиной нахлебались уже. Во-вторых, они боятся, что если они его скинут, то мало ли кто [придет], есть же более пророссийские силы, чем Лукашенко. Он все-таки держится за власть, а, значит, за самобытность, за самобытность. Он же не торгует независимостью.

Насколько Беларусь экономически зависит от России?

Есть экономическая зависимость, если посмотреть структуру торговли, там даже не 50 на 50, там большая часть экспорта идет на российский рынок. Структура хорошая, все-таки Беларусь экспортирует готовый продукт – сельскохозяйственный, машиностроительный. Если мы посмотрим структуру украинского экспорта, переориентацию с российского рынка на западный, то там засеяли поля рапсом для производства технического масла, то есть процент экспорта увеличился, а качество его понизилось.

Может ли Беларусь стать более независимой в политическом смысле?

В Украине проиграла западная часть, которая воевала с красными. В Беларуси таких людей было очень мало. Во-вторых, нет достаточного слоя национальной интеллигенции. Как государство отгораживается от агрессивного и превосходящего по масштабу импорта? Оно загораживается заградительными барьерами. Язык является таким заградительным барьером. В Украине есть достаточное количество людей, которые хотят использовать украинский язык, чтобы отгородиться от масштабной русской культуры. В Беларуси нет такого слоя людей, вернее есть, но их мало. Людей, которые скажут: давайте замкнемся в рамках национальной культуры. Поэтому нет большого проекта эмансипации.

Беседовала Елена Соловьёва

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии