На сколько Гитлер опередил Сталина, напав на СССР?

Это была война, «где все боролись против всех». Так Вторую мировую на территории Беларуси называет белорусский историк, профессор Евгений Миронович. Боролся и автор книги «Мы то время не выбирали», офицер танкового батальона вермахта Хайнц Отто Фаустен, который ступил на белорусскую землю утром 22-го июня 1941 года, получив от своего руководства приказ «защищать Отечество». Мы записали сенсационные воспоминания немецкого ветерана в 2011 г. Сейчас нашли в архиве и попросили историков прокомментировать их.

Советская пропаганда говорила о вероломном нападении немецких войск летом 1941-го. Свидетельства немецких солдат говорят о том, что их предупреждали о нападении Красной Армии и они якобы реагировали превентивно. Офицер танкового батальона вермахта Хайнц Отто Фаустен в своих воспоминаниях «Мы то время не выбирали» вспоминает, что поздно вечером 21 июня 1941 года его вызвали в штаб, где сообщили: завтра начинается военная операция «Барбаросса». Цель операции, как отметили в штабе вермахта, – «заставить врага отказаться от своих агрессивных планов». Наш корреспондент Алесь Силич несколько лет назад записал свидетельства немецкого ветерана.

Рассказывает Хайнц Отто Фаустен, ветеран вермахта:

«Нас постоянно убеждали, что мы защищаем нашу Родину от Советского Союза. И если бы мы не вошли с войсками в СССР, говорили нам, то он напал бы на Европу».

Оправдание собственных действий или история, которую у нас замалчивают?

Комментирует историк из Гродно, профессор Алесь Смоленчук:

«Война была мифологизирована, мифологизация началась фактически с последним выстрелом этой войны. Начинается все с мифа о неожиданном ударе немецких войск. Какой может быть неожиданный удар, если 2-миллионная армия стояла на границе Советского Союза? И что, не ожидали этого удара? Немцы попросту опередили».

Комментирует российский историк Марк Солонин:

«Вопрос, который задают историки сегодня: Гитлер опередил Сталина на несколько дней или на несколько недель?»

Обе армии фактически были в так называемом состоянии стратегического развертывания и готовились к нападению.

Продолжает белорусский историк Алесь Смоленчук:

«Несколько лет назад российские исследователи нашли рассекреченные планы операции «Гроза», он предусматривал удар по нацистской Германии из двух бронированных кулаков: Белосток – Гродно и Львов. Именно поэтому в районе Белостока и Гродно была огромная масса танковой техники и сконцентрированы 3-я и 10-ая армии. Фактически армии удвоенного состава. И то же самое в районе Львова».

Первый озвучил планы Сталина о нападении на нацистскую Германию бывший работник ГРУ (Главное разведывательное руководство Генерального штаба СССР) Виктор Суворов. Именно он в своих книгах доказывает, что целью Сталина был захват европейских стран и распространение пролетарской революции. Такого мнения придерживается и российский независимый историк Марк Солонин, исследующий первые недели немецко-советской войны. В поисках ответ на вопрос, почему империя Сталина, которая годами готовилась к войне, подверглась таким огромным потерям летом 1941-го.

Рассказывает Марк Солонин:

«Немцы наступали настолько стремительно, насколько позволяли их технические и транспортные возможности. А Красная армия в течение первых недель, а даже дней развалилась или даже рассыпалась. И превратилась в вооруженную толпу, которая в течение следующих недель стала обезоруженной колонной военнопленных».

Как Сталин помог Гитлеру начать войну

По немецким подсчетам только за 1941 год в плен попали почти 4 миллиона человек. И вопрос здесь не в отсутствии военного гения у советского командования, а в моральном состоянии армии и социально-политических условиях советского государства. Армия рабов, считает исследователь, воюет плохо. В ряд советских мифов можем вписать и героическую оборону Брестской крепости?

Говорит профессор Алесь Смоленчук:

«Отдать заслугу надо известному советскому писателю Смирнову, который фактически в 1960-ые годы вытащил историю Бреста. Ведь он пытался реабилитировать защитников Брестской крепости и кого позже арестовали и осудили как предателей, так как провели войну в немецких лагерях. И этот процесс реабилитации помог создать красивый советский миф о героической обороне Брестской крепости».

Для пропаганды можно было использовать длительные эпизоды защиты отдельных фортов укрепления. Но, по планам советского командования, в случае активных боевых действий военные соединения должны были покинуть территорию крепости и занять оборону, говорит брестский краевед Иван Чайчиц:

«В Брестской крепости на июнь 1941 года были две стрелковые дивизии, пограничники, 132-й отдельный конвойный батальон войск НКВД. В предместьях города стояла 22-ая танковая дивизия. Пружаны, Кобрин, Жабинка – повсюду стояли воинские части. Зачем концентрировать такое военное могущество на новой границе? Сложно сказать».

Очередной миф, который муссируется идеологией: Беларусь – партизанский край. Говорить, что Беларусь была партизанской республикой, – повторять советский миф. Говорить, что была полицейская республика, – создавать какой-то другой миф.

Продолжает профессор Алесь Смоленчук:

«Очень важная страница истории, о которой молчат те же работники Института истории Академии наук. В 1943 году начался массовый переход полицейских формирований, полицаев отдельно в партизаны, когда наблюдался перелом в войне и была объявлена амнистия».

Поэтому даже в вопросе партизанского движения не все так однозначно.

Марк Солонин, историк, Россия:

«Партизанское движение – это не та статуя, которая стоит на станции метро «Белорусская» в Москве, а это очень тяжелая и кровавая история о деятельности карательно-диверсионных групп НКВД, которые терроризировали местное население. И втягивали его в ужасную войну на уничтожение».

О том, что начинается, а точнее набирает обороты самая кровавая в истории война, немецкий офицер Хайнц Отто Фаустен догадался в первые же дни, но не идти в бой, сложить оружие, как он говорит, не мог.

Хайнц Отто Фаустен, ветеран вермахта:

«Я был солдатом. И если бы я не выполнил приказ, то меня бы отдали под военный трибунал. В то время это означало остаться без головы».

Свое военное прошлое ветеран вермахта вспоминает с сожалением и покаянием.

«Тот факт, что в ту войну погибло столько невинных людей, вызывает сострадание и сильное чувство вины».

Хайнц подчеркивает, что никогда не был членом Национал-социалистической партии, не убил ни одного мирного жителя и никогда не принимал участия в карательных операциях. А когда ему приказали расстрелять трех партизан в 1943 году, отказался. После войны окончил Боннский университет, почти полвека отработал учителем искусства.

Ветеран вермахта Хайнц Отто Фаустен:

«Как бывший служащий я получаю неплохую пенсию. Плюс надбавка размером € 600 ежемесячно как инвалиду войны».

В Беларуси ветераны также получают надбавку…Вг 240. Лишаться мифов больно, но это признак свободного общества, которое в конце концов победило тоталитаризм.

Алесь Силич и Анастасия Ильина /НЕ, belsat.eu

Другие материалы

Как принудить Лукашенко к диалогу. «Просвет» с Сергеем Пелесой

Скорый уход или долги марафон Лукашенко? «Просвет» с Алиной Ковшик

Лукашенко в «черном списке». Это конец санкций? «Просвет» с Алиной Ковшик

Какой судьбы боится Лукашенко? «ПроCвет» с Сергеем Пелесой

Лукашенко начал торговлю политзаключенными. «ПроCвет» с Сергеем Пелесой

Против режима Лукашенко будут экономические санкции. «ПроСвет» с Алиной Ковшик

Нужен ли России Евросоюз для переговоров по Беларуси? «ПроСвет» с Сергеем Пелесой

Связаны ли революция в Беларуси и война в Карабахе. «ПроСвет» с Алиной Ковшик