На российские СМИ обрушилась цензура

Главный редактор газеты «Коммерсантъ» Владимир Желонкин подписал заявления об увольнении 11 сотрудников отдела политики. По словам самих работников, им заблокирован доступ на рабочие места, несмотря на то, что в документах речь шла о прекращении работы с 15 июня. Накануне коллектив издания обратился к читателям, заявив о прямом давлении на журналистов. В тексте также сказано, что «Коммерсантъ» неопределенно долгое время не сможет информировать аудиторию о российской политике. Что происходит с одним из самых уважаемых СМИ в России. И при чем тут Валентина Матвиенко?

Журналисты отдела политики газеты Коммерсант поддержали своих коллег – Ивана Сафронова и Максима Иванова. По данным редакции, им пришлось уйти по желанию владельца издания Алишера Усманова.

https://belsat.eu/ru/news/zhurnalisty-otdela-politiki-kommersanta-zayavili-ob-uhode-iz-za-uvolneniya-kolleg/

«Решение о необходимости прекратить трудовые отношения принято акционером издательского дома. Поводом стала заметка «Спикеров делать из этих людей», в которой сказано о возможном уходе Валентины Матвиенко с поста председателя Совета федерации», – говорит корреспондент газеты «Коммерсант» Максим Иванов.

Это далеко не первый раз, когда из «Коммерсанта» уходят по политическим мотивам. Корреспондента газеты в Петербурге Марию Карпенко главред Владимир Желонкин попросил уволиться формально за ведение телеграм-канала.

«О том, что у руководства издательского дома есть какие-то претензии к тому, что я делаю в социальных сетях, я тогда узнала впервые», – отмечает журналистка.

И сама Мария, и ряд экспертов говорят, что дело не в телеграме. В Петербурге почти не осталось независимых источников информации о городской политике. И задача была убрать неподконтрольного журналиста из федерального издания.

https://belsat.eu/ru/news/zhurnalistov-izdaniya-kommersant-vyveli-iz-redaktsii-pod-ohranoj/

«Мои источники сообщают, что в администрации президента и администрации города Петербурга были крайне недовольны тем, как именно я освещаю на страницах «Коммерсанта» избирательную кампанию ВРИО губернатора Александра Беглова», – говорит Мария.

Политическую цензуру подтверждают и некоторые привычки председателя Совета Федерации. Главред издания «МР7» Сергей Ковальченко вспоминает, что Валентина Матвиенко всегда была неравнодушна к тому, что о ней пишут СМИ.

«Мы все помним историю с номером журнала «Коммерсант-Власть», где была опубликована обложка с фотографией «За сосулей перед отечеством», – говорит он.

Матвиенко тогда только собиралась стать главой верхней палаты российского парламента. В Петербурге была объявлена настоящая спецоперация по поиску ненавистной обложки.

«Её просто скупали во всех киосках города и изымали из продажи всякими способами, чтобы до людей это не дошло», – говорит Сергей Ковальченко.

Восемь лет спустя через акционера власть действует жестче. Уйти из Коммерсанта придется многим, кто поддержал журналистов. Им уже отключили доступ на рабочие места. А руководство издания дает понять – лучше совсем без отдела политики, чем компромисс.

Роман Перл, «Белсат»

Другие материалы

«Всем пофигу!»: красная зона самоизоляции для россиян становится нормой

В связи с карантином украинские правозащитники требуют амнистии для заключенных

Эрнест Мезак: В пересчете на миллион населения у нас заболеваний больше, чем в Москве

Полный выпуск «Вот так»

Ирина Маслова: «27 погибших и из них девять, одна треть, это врачи»

Журнал Vademecum: «Жесткая цензура на государственном уровне»

«Наши сотрудники получили надбавку к зарплате максимально $ 7». В каких условиях работают медики в Украине

Полный выпуск «Вот так»