«Муж вышел в подъезд и пропал, когда гладила пеленки в роддом на 40-й неделе беременности!»

Елена осталась без мужа, беременная, без средств к существованию, с пятью детьми на руках, когда должна была ехать рожать шестую девочку. И тогда она решила поделиться своей историей.

Елена Волкович. Фото: скриншот видео Belsat.eu

Елена Волкович собирала вещи в роддом, чтобы ехать на плановую госпитализацию на 40-й неделе беременности, когда муж вышел на 15 минут и так и не вернулся домой. Потом было 12 суток боли, отчаяния и надежды. Поджимал срок оплаты по кредитам. И Елена оказалась в ситуации, когда не осталось денег, чтобы даже сходить в магазин за хлебом.

Неизвестные схватили ее мужа Игоря, их не остановили даже его слова о том, что в доме осталась жена, которая вот-вот должна родить, и пятеро несовершеннолетних детей. Так случилось с нашими героями, но в такую ситуацию может попасть каждый белорус.

«Три дня его не было ни в одном из списков Окрестина! Искали с друзьями, звонили в Жодино, Барановичи – его нигде не было. Я уже думала, что он где-то в лесопосадке висит…», – вспоминает Елена.

Игорь Волкович. Фото: скриншот видео Belsat.eu

«За каждого из детей дали по 2-е суток, за шестерых получилось 12!» – горько шутит Игорь.

Супругу Елены Игорю сломали плечо при задержании, хотя он не оказывал сопротивления, а освободившись из тюрьмы, он попал на больничный. За последний месяц Игорь Волкович получил 150 рублей зарплаты. Средств было недостаточно, чтобы встретить Рождество и Новый Год, но семья продолжала надеяться на чудо.

И не зря… Белорусы не бросают своих в беде. Кто-то публично, а кто-то анонимно, вместе – неравнодушные белорусы сделали настоящее чудо для семьи Волковичей – исполнили мечту Елены и создали праздник для всей ее семьи!

Игорь и Елена Волковичи, и 6 их детей. Фото: Личный архив героев

Андрей Такинданг: «Они кричали: Эфиоп, в армии служил?

История группы «Рэха» [«Эхо»], музыкантов которой арестовали и бросили за решетку только за то, что они играли для людей на уличных концертах.

Один из участников группы Леонид Павленок вспоминает: «Мы действуем красиво, гуманно, а на нас идут с ножом и вилами, силой и кровью. То, что я пережил за решеткой – было попросту адом».

Андрей Такинданг. Фото: Личный архив

Андрей Такинданг же воспринимал свой арест иначе: «Мне очень жаль тех, кто нас пытал, потому что они живут в тюрьме, даже если не находятся в ней. Нас любят, поддерживают и ждут – а их нет. Тюремщики ругаются между собой хуже, чем на задержанных».Сейчас музыканты не имеют возможности широко выступать на публике.

Если среди вас есть те, кто хотел бы поделиться своими историями или поддержать наших героев (это можно сделать публично или анонимно), – обратитесь к нам: belarus2belarus@gmail.com

И помните: белорус белорусу – любовь, поддержка и победа.

/ИР

Другие материалы