Вот так Монархия как особый путь постсоветских стран


В Таджикистане рассматривают поправки в закон о выборах президента, который позволит сыну Эмомали Рахмона выдвинуться на пост главы государства.

В Казахстане в который раз поднимается вопрос о монархии. Особый путь или исторические традиции на постсоветском пространстве?

Парламент Таджикистана рассматривает поправки в закон о президенте, согласно которым возрастной ценз кандидата снизится до 30 лет, что позволит сыну президента Эмомали Рахмона Рустаму Эмомали баллотироваться на пост главы государства. Таким образом в Таджикистане рассматривается возможность передачи власти по династийной схеме.

Рустам Эмомали родился 19 декабря 1987 года. Сын главы Таджикистана. Окончил Таджикский национальный универститет, также Академию государственной службы при президенте РФ.

В 2013-2015 годах занимал пост заместителя начальника, позже начальника таможенной службы Таджикистана.

С 2015 занимал должность директора Агентства по государственному финансовому контролю и борьбе с коррупцией.

С апреля 2017 года является мэром столицы Таджикистана – Душанбе.

Владеет русским, английским, немецким, испанским, итальянским и арабским языками.

Первым же опробовал династийную схему передачи власти и весьма успешно ныне покойный Гейдар Алиев. Член Политбюро ЦК КПСС в 1993 году стал президентом Азербайджана, а через десять лет за несколько месяцев до своей кончины передал власть сыну Ильхаму. Ильхам Алиев в свою очередь укрепил позиции жены, сделав ее вице-президентом.

«Она и до этого была первой леди страны с огромными возможностями и ее семья, семья Пашаевых имела большое влияние в банковском секторе, в экономическом», – говорит бывший глава представительства Азербайджана в ЕС Ариф Маммадов.

В Казахстане же открыто говорят о введении монархии. Поэт Балтабек Нургалиев, опубликовал текст под названием «Моя мечта – монархическое государство!», где отметил, что «искреннее желание всех казахов – чтобы дочь президента Дарига Назарбаева стала будущим президентом».

«Я считаю, что это некие отголоски сложившегося в Казахстане культа личности могут с этими стихами, предложениями заходить к президенту, чтобы утешить его самолюбие. Сказать, вот как вас любит народ, аж готов к монархии», – считает оппозиционный политик Амиржан Косанов.

Впрочем, Нургалиев не первый, кто поднял вопрос монархии в Казахстане. В 2006 году об этом же заявлял муж Дариги Назарбаевой Рахат Алиев. В 2009 году профессор Закратдин Байдосов предложил Назарбаеву остаться бессменным руководителем страны. Через год общественный деятель Камалиддин Дулатов предложил объявить главу государства ханом, а Казахстан – ханством.

«Этого не воспримет не только общество, но и кланы. В Казахстане формально есть 5-6 сильных самодостаточных устоявшихся кланов, которые не приемлют династийный характер передачи власти», – уверен Амиржан Косанов.

Сам Нурсултан Назарбаев, который правит страной уже 29 лет, признался, что намерен делать это до 2020 года, а передача власти детям не предусмотрена конституцией.

Впрочем, как показывает история новейшего Казахстана, изменить отдельные статьи конституции и принять их – вопрос нескольких минут, а передача власти преемнику, пусть и не родственнику – главное условие сохранения стабильности авторитарных режимов на постсоветском пространстве.

Игорь Винявский, belsat.eu, фотоснимок на заставке к видео Михаил Воскресенский/ РИА Новости

Смотрите также
Смотрите также
Комментарии